Игра на Ноле: почему Джокович зарабатывает меньше Федерера

Новак обновляет почти все рекорды Роджера, кроме финансовых
Новак Джокович /ТАСС

Новак Джокович проводит выдающийся сезон. Последовательные победы на Ausrtralian Open, «Ролан Гарросе» и «Уимблдоне» поставили его в один ряд с Роджером Федерером и Рафаэлем Надалем. Каждый выиграл по 20 турниров «Большого шлема». И если бы не Даниил Медведев в финале US Open, то Джокович окончательно оформил бы для себя статус величайшего. Календарный «Большой шлем» и 21-й титул в сезоне — аргументы, с которыми трудно поспорить.

Несмотря на обидное поражение в Америке в этом году Новак точно останется первой ракеткой мира. А прямо сейчас он сражается за очередную победу на Итоговом турнире ATP. И в случае успеха отберет очередной рекорд у Роджера Федерера. 

В этой гонке у Джоковича хорошие шансы. Чего не скажешь о соперничестве за пределами корта. В списке самых высокооплачиваемых теннисистов Новак уступает многолетнему лидеру Федереру неприлично много — около $ 50 млн. И это при условии, что за последние пару лет Джокович подписал сразу несколько выгодных рекламных контрактов. В списке друзей появились Peugeot, Hublot и еще несколько известных брендов. 

Но швейцарца серьезные спонсоры заметили намного раньше, на самом старте карьеры. К Новаку они всегда относились, а некоторые до сих пор относятся, с подозрением. «Ведомости.Спорт» изучает историю непростых отношений и пытается понять, почему большие бренды долго не могли полюбить сербского теннисиста.

Скромный внутренний рынок и отголоски войны

Мультинациональные бренды годами выстраивали свои кампании вокруг Роджера Федерера, Рафаэля Надаля и даже Энди Маррея. Объем домашнего рынка Джоковича не дотягивает до швейцарского, испанского или британского. Первыми это осознали представители Adidas. В 2003 г. они заключили с Новаком контракт, но после шести лет не самого успешного сотрудничества переключились на британца Энди Маррея. В итоге самым крупным спонсорским контрактом Джоковича вплоть до 2012 г.  оставался контракт с компанией Sergio Tacchini. Когда она разорилась, Новака подписали менеджеры из Uniqlo. Они были готовы платить по $ 8 млн в год (по оценкам экспертов, Роджер Федерер получил от компании на $ 2 млн больше — «Ведомости.Спорт»). Но в 2017 г. поступило более выгодное предложение от Lacoste. Джокович стал амбассадором марки за 9,5 млн евро в год. Соглашение было рассчитано на 5 лет. Но договор перезаключили уже этим летом. Джокович и Lacoste планируют дружить минимум до 2025 г.  

Еще одна причина, по которой к Джоковичу так долго присматривались западные компании, родом из детства. Оно пришлось на период военной операции НАТО в Югославии. 

«Это на редкость яркие воспоминания из моего детства, сформировавшие мой характер. То было время, когда моя страна оказалась разрушенной и беспомощной; три месяца никто не знал, что же будет дальше, и спрятаться, в сущности, было негде. Сначала мы прятались в подвале, думая, что там мы в безопасности. Но на самом деле, когда бомбы попадали в дома, люди гибли именно в подвалах, — вспоминал Новак в своей книге «Вкус победы». — Но как бы странно это ни звучало, война сделала меня лучше. Наверное, именно тогда я по-настоящему решил для себя, что добьюсь успеха. Хотя бы ради, чтобы весь мир узнал — в Сербии тоже есть достойные и хорошие люди». 

На старте карьеры Джокович высказывался на эту тему более резко. И это, конечно, не добавляло ему популярности на Западе.

Проблемы со здоровьем и сложная репутация   

Тяжелое детство, конечно, не прошло бесследно. Ранний Джокович испытывал большие проблемы с физподготовкой, снимался с матчей и умудрился настроить против себя половину мужского тура. На него откровенно злился обычно невозмутимый Федерер. А Энди Роддик признавался, что однажды дело чуть не дошло до драки: «У нас были очень сложные отношения с одним теннисистом, назову его Шмовак Шмокович». 

Самый ужасный матч в карьере Новака случился в 2010 г. Это был четвертьфинал Australian Open. Джокович играл против Жо-Вильфреда Тсонги. И был совершенно не похож на человека, у которого к тому моменту в активе уже был один «Шлем». Новак плохо контролировал себя, задыхался, а в перерыве его стошнило — и все это в прямом эфире. Не самая привлекательная картинка для потенциальных спонсоров. 

Решить проблемы со здоровьем помог специалист по нетрадиционной медицине Игор Четоевич. Он посадил Джоковича на строгую диету. Из рациона теннисиста навсегда исчезли продукты, содержащие глютен, молочные продукты и томаты. Благодаря диете Четоевича Новак потерял больше пяти килограммов и почувствовал себя намного энергичнее. 

Но в какой-то момент Джокович вообще стал очень подвержен влиянию различных альтернативных течений, в том числе — с сфере духовных практик. В 2016 г. в его жизни появился бывший испанский теннисист и идейный вдохновитель движения «Любовь и мир» Пепе Имаз. Он помогал среднему брату Новака справиться с депрессией. Имаз объяснял, что хорошо себя чувствовать помогают объятия, которые длятся не меньше 25 секунд, и вера в то, что способности человека безграничны. Главное — верить своему гуру и ни на секунду не сомневаться в его советах. Примерно так завлекают новых адептов лидеры сект и тренингов личностного роста. 

Джока все эти идеи тоже глубоко тронули — иначе, как объяснить, что после побед на турнирах он просил болельщиков обняться, а Пепе Имаз заменил в его штабе настоящих тренеров. Результаты, естественно, сильно ухудшились. К концу 2017 г. Джокович выбыл из топ-10 рейтинга ATP. Не самая привлекательная история для брендов, которые старательно следят за своей репутацией и предпочитают амбассадоров с предсказуемым характером.   

Происхождение и стереотипы    

Теннис — один из самых удобных видов спорта для представительных брендов. У него богатая история, а среди болельщиков много обеспеченных людей. И простой парень из Сербии далеко не сразу сумел доказать, что может органично вписаться в этот мир. 

В единственном по-настоящему откровенном интервью отец Новака Срджан Джокович рассказывал, чем пожертвовала семья ради его теннисной карьеры: «Нам приходилось брать деньги в долг, потому что их нам не хватало, хотя временами у нас и был приличный доход. Затраты на карьеру Новака превосходили наши финансовые возможности. Мы занимали деньги у ростовщиков-грабителей под 10, 12, 15% в месяц. И старались выплатить эти ссуды, а это было чертовски тяжело. Много раз бывало, что нам не хватало денег даже на покупку хлеба. Тогда мы с женой продавали золотые украшения и десять лет спали на диване в гостиной съемной квартиры».   

Еще сильнее в будущие успехи Джоковича верила его первый тренер Елена Генчич. Она посвящала много времени образованию Новака: нанимала репетиторов по иностранным языкам, устраивала встречи с преподавателями по технике речи и этикету. 

«Я понимала, что он вырос в семье, которая сводила концы с концами, а в роли теннисиста высшего уровня ему придется садиться за стол, где каждому полагается не только один нож, одна вилка и один бокал», — цитируют Генчич Бауэрс Крис, автор книги «Новак Джокович. Герой тенниса и лицо Сербии».

Во многом благодаря Генчич Новак свободно говорит на английском и немецком языках и одинаково уверенно чувствует себя и в теннисном поло, и в смокинге. Пусть и не с самого детства, как Роджер.