«В каком-то месяце можно заработать $3 млн, а иногда и 50 000 не получается». Большое интервью Даниила Медведева

Вторая ракетка мира — про деньги, инвестиции и мотивацию
Даниил Медведев выиграл Открытый чемпионат США по теннису в 2021 г. /Reuters

Российский теннисист Даниил Медведев прибыл в Турин, где будет защищать свой чемпионский титул на Итоговом турнире ATP. А до отъезда успел дать большое интервью YouTube-каналу «Тинькофф Инвестиции» в рамках проекта Tinkoff Private Talks. Самое важное – уже на «Ведомости. Спорт». 

Про доходы и расходы в теннисе

— Если быть совершенно честным, в каком-то месяце можно заработать до $3 млн.  Когда, например, выигрываешь турнир «Большого шлема». А в какие-то месяцы и 50 000 не выходит. А расходы – постоянные. Определенная сумма уходит на содержание команды. Есть тренер, тренер по физподготовке, иногда – врачи и физиотерапевты. Все это стоит довольно дорого, потому что ты сам оплачиваешь всем билеты и проживание, например. 

Кроме того, у каждого – фиксированная заработная плата и процент, который зависит от результатов выступлений. Теоретически, можно ездить вообще без команды и без тренера, но тогда, скорее всего, у тебя не будет никаких результатов.      

У тренера есть процент от выигрыша. Не буду раскрывать свои цифры, скажу только, что в среднем эти цифры варьируются от 5 до 15 процентов. Кто-то вообще платит процент только за хороший результат. Но, соответственно, этот процент выше 15. Многое зависит от статуса самого тренера. Мы же понимаем, что Гвардиола не пойдет за миллион евро тренировать «Спартак». Мне очень нравится русский футбол, но я сейчас никакой Америки не открываю. Та же история и в теннисе. 

Мы платим довольно большие налоги. В Америке, Англии, Франции они могут достигать 50% от того, что мы зарабатываем на турнирах. И это естественно. Мы зарабатываем деньги в какой-то стране, пусть и находимся там всего пару недель, и платим налоги в этой стране. По данным Forbes, за год я заработал около $14 млн, но мне интересно, как получаются эти цифры. Не только у меня, а у всех людей. Естественно, я не предоставляю никаких выписок. И в целом из той суммы, которая указана у Forbes, можно вычесть немало. На налоги. 

Даниил Медведев с кубком US Open /EPA-EFE/JOHN G. MABANGLO

Про мотивацию и жену

— Я с детства мечтал выиграть US Open. А года два назад понял, что, оказывается, это возможно. То есть это все не просто мечта, а реальный шанс. Вышел в свой первый финал на турнире «Большого шлема» и понял, что рано или поздно добьюсь этой победы.

Мне очень нравится теннис, и я не хочу останавливаться на достигнутом. Стараюсь равняться на лучших, на Новака Джоковича, Роджера Федерера, Рафаэля Надаля. Они выиграли по 20 «Больших шлемов». Это почти невозможно повторить. Вот будет у меня хотя бы 19, тогда и порассуждаем. Но желание выигрывать больше и больше турниров – у меня есть. Я хочу, чтобы, заканчивая карьеру, я оглянулся назад и сказал себе: «Ты старался, ты сделал все, что мог». И чтобы не было никаких сожалений.

Сейчас меня очень мотивирует жена. Она главный человек в моей жизни. Мы вместе думаем, что я еще не выигрывал в теннисе, как улучшить мою игру. Еще есть такая тема: если я выиграю какой-то турнир, могу что-то купить или сделать, что никогда не делал в своей жизни. Не все же исчисляется в деньгах. Но меня очень мотивирует, что я и так могу себе многое позволить, у меня есть на это деньги.   

Про отношение к деньгам и спонтанные покупки 

— В принципе я сам трачу не так много денег. Мне точно не нужно устанавливать лимит по картам, например. Я просто знаю, что никогда его не перебью. 

Про все мои покупки можно сказать: захотелось и купил. Но они не были лихими. Это вещи, которые я давно хотел. Может быть, даже с детства. Вот моя первая машина, спортивная такая – BMW M4. Не было такого, что я получил первые приличные деньги и сразу же все на нее потратил. Я заработал, еще чуть-чуть заработал и только потом подумал: «Все, надо уже купить машину, о которой я мечтал».       

Хотя, конечно, импульсивные покупки тоже случались. Была одна куртка, даже не стану называть фирму, но она в свое время была очень популярной. А я был молод, только начал зарабатывать деньги. И мне очень хотелось эту куртку. Она стоила в районе двух или трех тысяч евро. В итоге надевал ее один или два раза и еще, кажется, фотка в ней есть.

Про подушку безопасности и инвестиции

— Мне важно иметь подушку безопасности. На что я коплю? Наверное, как и все люди, на будущее своих детей. Чтобы, когда они у меня появятся, я мог отправить их в хороший университет, обеспечить им хорошую жизнь.

Мне интересны инвестиции. И я работаю с Goldman Sachs. Это инвестиционная группа, которая помогает работать с состоянием. Они советуют вкладывать не в какую-то компанию, а в целый экономический сектор. Из последнего, что обсуждали – отрасли, связанные с выпуском двигателей для самолетов. Коронавирус пройдет, и все это устремится вверх. Посмотрим, сработает или нет.

Про выбор спонсоров и работу с ними

— Когда я начинал работать со своим агентом, первое, что он у меня спросил, какие бренды и компании мне нравятся по жизни. Сказал: «Если ты что-то купил, тебе понравилось, и ты пользуешься – просто рассказывай мне и будем смотреть, что можно сделать. 

— Понятное дело, чем лучше играешь, тем больше шансов, что это может сработать. А если плохо играешь, пиши-не пиши в BMW… Но вот с BMW у меня, кажется, самый показательный пример. Мне же изначально очень нравилась эта марка, первая машина была BMW. И когда я заключил с ними контракт, получилась очень настоящая, честная история. Не нужно врать или что-то придумывать, когда у меня спрашивают, что мне нравится в BMW. Я прохожу тест-драйв и честно говорю, что звук, например, крутой, рассказываю, что изменилось внутри. Намного легче жить, когда говоришь правду.   

Это относится ко всем моим спонсорским соглашениям. Есть, например, наушники HyperX, с которыми мы начали сотрудничать совсем недавно. Но я-то давно в них играл. И в компании знают, что это настоящая история. Видят, что не просто заплатили деньги за то, чтобы я сказал на видео: «Да, покупайте эти наушники, они крутые», а потом выкинул их.   

Я всегда стараюсь познакомиться с главными людьми в компании, быть на связи с людьми, которые отвечают за мой контракт в компании. В каком-то смысле сам становлюсь частью компании. Думаю, люди знают, если мы сами на них вышли, то на это есть реальные причины. По принципу «кто больше заплатит, с тем и буду», я не работаю.

Про подход к турнирам и календарь

— Сейчас в теннисе увеличивается возраст, до которого люди могут играть и выигрывать. Раньше карьеру заканчивали к 30-ти, теперь это просто самый расцвет сил. Мне нравятся эти перемены. Играть на топ-уровне в 36-37 – это то, к чему я стремлюсь. Но для этого очень важно вовремя остановиться по ходу сезона.

Медведев проиграл Новаку Джоковичу в финале «Мастерса» в Париже /Nicolas Gouhier / FFT

Теоретически, можно сыграть хоть 40 турниров в год. Если ты хорошо играешь, обязательно что-то выиграешь и будешь доволен. Может, даже выиграешь три или четыре турнира. 

Но лучше сыграть 20 турниров, из них 15 – больших. И побеждать на них. Три лучших игрока в истории – Новак, Роджер и Рафа очень аккуратно подходят к своему календарю. И, естественно, я беру с них пример. Я хочу долгую карьеру, где будет более важен результат в течение 10-15 лет, чем за какой-то конкретный месяц или год.