«Чего испугалась? Только так победишь!» Откуда в гимнастике столько безумного риска

Эффектные элементы Нелли Ким, чудеса Нади Команечи, перелом позвоночника и паралич Елены Мухиной
RIA Novosti via Wikimedia

Спортивная гимнастика уже 15 лет практикует новую систему судейства – две бригады арбитров фиксируют разные аспекты выступления, а итоговый балл может быть сильно выше привычной десятки. Но полностью исключить субъективность у вида спорта не получается.

В Токио-2020 кореец Син Джэ Хван и россиянин Денис Аблязин выполнили вторую попытку в опорном прыжке лучше первой и одинаково здорово, но спортсмен из Южной Кореи получил на 0,033 балла больше – и при равенстве суммарной оценки стал олимпийским чемпионом.

Похоже, спорные судейские вердикты еще долго будут обязательной частью гимнастических соревнований. Роботизировать арбитраж там, где оценивают в том числе и артистичность, пока невозможно, а судьи, даже самые опытные, могут ошибаться.

Многократная олимпийская чемпионка из СССР, а ныне вице-президент Международной федерации гимнастики (FIG) Нелли Ким не раз страдала от субъективности арбитров, будучи спортсменкой. А в 1990 г., уже работая судьей на Кубке мира в Брюсселе, приняла столько странных решений, что на год лишилась судейской лицензии.

Разбирательства не выявили предвзятости, и досадный инцидент не испортил славную карьеру. Ведь в середине 1970-х Ким была символом новой гимнастики – мощной, драматичной и запредельно сложной, какой ее знают современные Олимпиады.

Новая волна

Предвестником смены ориентиров в спортивной гимнастике стала Ольга Корбут на Олимпиаде-1972. До нее на помосте царила «гимнастика чистых линий»: побеждали спортсменки, выполнявшие упражнения точнее, техничнее других. Добавив в свои программы петлю на брусьях и сальто на бревне, Корбут предложила соперницам «гимнастику рискованных идей» – ультрасложных и даже опасных элементов.

Тем не менее «классика» не спешила сдаваться. Когда перед Ким в 1974 г. впервые открылись двери сборной СССР, в команде по-прежнему господствовали грации, а не акробаты. Примой была Людмила Турищева, вот уже пятый год абсолютная чемпионка мировой гимнастики, за ней Эльвира Саади, Русудан Сихарулидзе. Но уже ясно виделось, что будущее за такими, как Корбут.

В августе 1973 г. на турнире «Дружба» в ГДР всех ошеломила 11-летняя румынка Надя Комэнеч (известная в СССР как Надя Команечи). Она уже тогда исполняла несколько уникальных элементов вроде соскока «двойной винт» на брусьях. «Эту Команечи можно победить только каким-то новым оружием», – резюмировала тогда старший тренер молодежной сборной СССР Лидия Иванова.

Пока советские гимнастки спешно модернизировали арсенал пируэтов, Команечи за год до Олимпиады безоговорочно выиграла чемпионат Европы-1975. И единственной, кто смог с ней конкурировать (и даже опередить на вольных), оказалась Ким. Она стремительнее всех постигала новую гимнастическую грамоту и за один сезон стала лидером сборной СССР. Именно с соперничества Ким и Команечи начался отсчет новой гимнастической эры, которая продолжается до сих пор.

Билет в один конец

Вместе с тренером Владимиром Байдиным Ким постоянно искала и пробовала что-то новое, прежде неприступное. «Байдин предложил мне разучить что-нибудь сногсшибательное, например прыжок «цукахара» с поворотом на 360 градусов, а на вольных – двойное сальто, – вспоминала Ким в литературной исповеди «Вкус дыни», опубликованной в начале 1980-х в «Советском спорте». – Конечно, в душе я побаивалась этой «цукахары» с винтом, но внутренний голос шептал: «Чего ты испугалась? Надо идти вперед! Только так ты сможешь победить на Олимпиаде!»

Сложнейшие элементы давались тяжело. Доходило до истерик, и, если бы не мудрое сочувствие старшего тренера сборной Ларисы Латыниной и терпение Байдина, Ким могла бы закончить вообще все: бросить тренировки она порывалась не раз. Как-то она потребовала у Латыниной купить ей билет домой в Таджикистан – в один конец.

Величайшая чемпионка в истории гимнастики не разозлилась – позвала поговорить. «В ту ночь (а мы проговорили почти до утра) я раскрылась, я выложила все свои беды и сомнения, горести и радости, – рассказывала позже на страницах «Советского спорта» Ким. – Лариса Семеновна была со мной как одно целое: она смеялась, если я улыбалась, у нее увлажнялись глаза, если я грустила, она щебетала и мурлыкала, доказывала и приказывала. Я ей верила, и мне становилось легче… Мы пили кофе, вскипятив воду маленьким кипятильником. Начинался новый день. И Латынина разрешила мне поспать подольше, хоть до вечера».

Идеальный прыжок

На Олимпиада-1976 в Монреале Ким все же уступила безупречной Команечи абсолютное первенство, но на пьедестал взошла второй – выше самой Турищевой! Ее коронным номером стала та самая «цукахара»: впервые в истории гимнастики опорный прыжок был оценен наивысшим баллом. «Когда я приземлилась после своей попытки, сразу подумала: ну все, класс – неужели за это не поставят «десять»? – вспоминала Ким в одном из интервью. – Я ждала только «десятку» – и мне поставили».

Следующий вечер превратился в бенефис Ким. В соревнованиях на отдельных снарядах она завоевала два олимпийских золота, добавив их к добытому ранее командному.

Казалось, в ближайшие несколько лет никто не сможет вмешаться в разборки двух юных гимнасток: Команечи всего 15, Ким – 19. Но уже в 1977 г. появилась Елена Мухина. Бесстрашная, отчаянная, она показывала умопомрачительные элементы, причем целыми каскадами. На чемпионате Европы-1977 Мухина отодвинула Ким на третье место в многоборье и забрала себе три «отдельных» золота (Ким отвоевала только любимый опорный), а еще через год стала абсолютной чемпионкой мира.

Ким почти ни в чем ей не уступала, но все-таки осталась второй, Команечи же отстала от Мухиной на целый балл! Но затем организм Мухиной не выдержал перегрузок. Травмы регулярно выводили ее из строя, а требования тренеров поскорее восстанавливаться и разучивать запредельно сложные трюки довели практически до изнеможения.

На чемпионате СССР в 1979 г., по воспоминаниям Нелли, Елена была настолько измотана, что падала с каждого снаряда, а если не падала, то очень плохо приземлялась. Чемпионат мира 1979 г. она пропустила.

Зато напомнила о себе Команечи. Весной 1979 г. она в очередной раз выиграла чемпионат Европы. А на мировом форуме, уверенно лидируя после обязательной программы, перед финалом командных соревнований Команечи порезалась металлической пряжкой и была госпитализирована с заражением крови. Героическая румынка тайком сбежала из больницы и успела выступить на бревне; результат 9,95 помог ее команде добраться до золота, но об этом она узнала уже в больнице, куда ее вернули с осложнением прямо с помоста.

Проблемы соперниц сыграли в пользу Ким. Став под руководством нового тренера Николая Милигуло более разносторонней гимнасткой, она с блеском выступила во всех четырех видах программы и наконец-то выиграла абсолютное первенство. В канун Олимпиады-1980 этот триумф выглядел многообещающе.

История с продолжением

Увы, незадолго до Игр-1980 произошла трагедия, повлиявшая и на расклады гимнастического турнира, и на Ким. Выполняя на тренировке страшное сальто с приземлением в кувырок, Мухина ошиблась и сломала позвоночник, оказавшись парализованной до конца жизни. Катастрофа коллеги по команде подкосила Ким. «Когда Лена упала, я сразу сказала: после Олимпиады продолжать не буду. На тот момент я уже побаивалась некоторых элементов. И с этим страхом вышла на Олимпиаду».

После двух видов личного многоборья на Играх-1980 Ким шла третьей, уступая 0,15 балла чудомалышке из ГДР, 15-летней Макси Гнаук, и 0,025 – сенсационной Елене Давыдовой, которая считалась в сборной четвертым-пятым номером и удивила уже самим попаданием в финал. Следом расположились Наталья Шапошникова и Команечи.

И тут звезды не просто сошлись – столкнулись: когда Команечи взлетела с брусьев, исполняя «сальто Янц», зал ахнул – и в этот самый миг «непадающая Ким», как называли ее специалисты, на коронных вольных споткнулась. Грубейшая ошибка стоила ей полбалла, Команечи получила десятку, а Гнаук на тех же вольных, исполнив «лунное сальто», – 9,95.

/Николай Науменков / Фотохроника ТАСС

Для Ким борьба за абсолютное первенство завершилась досрочно. А развязка получилась невероятной. Коротышка Гнаук (148 см роста) в опорном все сделала классно, но высота прыжка оказалась маловата – 9,7. Комэнеч пошатнулась на бревне – 9,85. А дебютантка Давыдова (ну кто ее знал до Олимпиады?!) фантастически отработала брусья – 9,95 – и стала чемпионкой. Пожалуй, ни до, ни после не было в гимнастике столь сказочного взлета.

Но очный спор за победу на Играх между Ким и Команечи как венец карьеры обеих все же состоялся – в вольных упражнениях. На этот раз Ким была почти безупречна – 9,95. Чтобы опередить ее, Команечи требовалась десятка. Румынка на нее не наработала, и советская команда бросилась поздравлять Ким с пятым олимпийским золотом.

Но румынская делегация, в свою очередь, в полном составе понеслась к судейским столикам, и после долгих препирательств оценка Команечи была пересмотрена. Арбитры поставили ей те же 9,95, разделив первое место между двумя гимнастками. Спортивной справедливости в этом решении не было, но по-житейски получилось правильно. Нелли и Надя вместе открыли новую эру в гимнастике. И символично, что в момент расставания Ким с большим спортом рядом стояла та, которая своим примером заставляла ее совершенствоваться.

Завершив карьеру спортсменки, Ким не бросила гимнастику – работала тренером, затем судьей и функционером. В 2004 г., возглавляя технический комитет Международной федерации гимнастики, она стала одним из инициаторов судейской реформы, которая навсегда изменила спортивную гимнастику.