Олег Матыцин: «Мы демонстрируем нулевую терпимость к допингу»

Министр спорта – об Олимпиаде, проблемах в легкой атлетике и имидже России
Олег Матыцин /Андрей Гордеев / Ведомости

В преддверии Олимпиады в Токио, отложенной с лета 2020 г. на год вперед, «Ведомости. Спорт» расспросили министра спорта Олега Матыцина о положении дел в российском спорте. Когда интервью уже было готово к печати, Telegram-канал Baza сообщил, что министр и его заместители подали заявления об отставке в связи с арестом ряда спортивных чиновников. Пресс-служба министерства назвала информацию ложной. Матыцин отказался дополнительно комментировать эту тему

– Будет Олимпиада в Японии?

– Министерство спорта совместно со спортивными федерациями, с Олимпийским комитетом России (ОКР) осуществляет подготовку к Играм в Токио в те сроки, в которые они запланированы, – с 23 июля по 8 августа. Надеемся, что Игры состоятся. Мы знаем, что Международный олимпийский комитет и Оргкомитет Токио делают все возможное для их проведения. Отмена Олимпийских игр, конечно, негативным образом скажется на всем мировом спорте. Во-первых, экономически – для олимпийских видов спорта это модель развития. Во-вторых, морально. Потому что для всех спортсменов это мечта, цель жизни – участие в Олимпийских играх, а для многих 2021 год – единственный шанс.

– Есть какой-то медальный план на ближайшую Олимпиаду в Японии?

– Конкретного количества медалей, которые планируем завоевать, – нет. Есть много факторов, которые могут на это повлиять. В частности, участие нашей легкоатлетической команды в Токио, лицензии, которые еще предстоит завоевать спортсменам по многим видам спорта на участие в Олимпийских играх. Главное, считаю, – обеспечить качественную подготовку сборной команды, чтобы все были здоровы, на пике формы подошли к Олимпийским играм, прошли систему отборочных соревнований. Будем надеяться, что выступление будет успешное.

– Членство нашей Федерации легкой атлетики в Международной ассоциации легкоатлетических федераций (World Athletics) было приостановлено в ноябре 2015 г. Этот вопрос как-то решен?

– Пока, как вы знаете, не решен. Но я надеюсь, что в ближайшее время World Athletics даст российским легкоатлетам допуск к международным соревнованиям.

– Есть надежда?

– В качестве нейтральных спортсменов – да. Мы делаем все необходимое для того, чтобы это решение было принято, полностью выполняем дорожную карту, в том числе и финансовые условия, которые определила World Athletics. Так что надеюсь на понимание со стороны наших коллег.

– Международный олимпийский комитет прислал официальное приглашение ОКР участвовать в Играх в Японии, а также в Играх 2022 г. в Китае. Означает ли это национальный статус с флагом, с гимном?

– Нет, не означает. Сборная России будет выступать под флагом национального Олимпийского комитета. Статус нейтральных спортсменов будет на Играх в Токио и Пекине. При этом участие российских спортсменов будет обеспечено на общих условиях, без каких-либо других ограничений – ни со стороны Международного олимпийского комитета, ни со стороны федераций.

– Есть дефицит тренировочных баз? Многие спортсмены и сборные уезжают тренироваться за границу.

– Определенный дефицит есть по некоторым видам спорта. С этой целью мы сейчас разрабатываем, как часть Стратегии развития физической культуры и спорта до 2030 г., концепцию реконструкции и строительства федеральных баз. Прежде всего, для циклических видов спорта – это гребной спорт, велоспорт. Базы должны быть с различными климатическими и высотными условиями, чтобы мы были максимально независимыми, а наши спортсмены преимущественно готовились в России.

– Есть конкретные места?

– Сейчас идет разработка концепции строительства баз от Камчатки и до Калининграда, от юга до севера. Например, прекрасная база в Кисловодске, это среднегорье. Есть базы в Сибири, на Дальнем Востоке. Учитывая, что многие соревнования проводятся на азиатской территории, мы рассматриваем вопрос строительства базы на Байкале. Надеюсь, что в течение полугода эта работа будет представлена на утверждение Совета при президенте.

– Бюджет Минспорта на 2021 г. составляет порядка 65 млрд руб. Это много или мало? Вообще, денег хватает?

– Мы понимаем реалии, в которых живем. Пандемия внесла значительные коррективы. Бюджетное финансирование снижено во всех отраслях, но мы не сбавляем темпов реализации государственных программ, в первую очередь федерального проекта «Спорт – норма жизни», а также строительства спортивных сооружений. В зоне нашего внимания обеспечение условий подготовки сборных команд и резерва. У нас есть стратегия, это, прежде всего, достижение национальных целей: привлечение людей к занятиям физической культурой и спортом. Нужны новые спортивные объекты. Мы считаем сейчас приоритетными аспекты развития спорта на селе и программ оздоровления, формирования здорового образа жизни среди всех жителей страны, развития школьного, детского, студенческого и корпоративного спорта.

Олег Матыцин /Андрей Гордеев / Ведомости

– Есть какое-то взаимодействие с частным бизнесом?

– Взаимодействие есть, и программа государственно-частного партнерства (ГЧП) активно реализуется. Сегодня план ГЧП – одно из требований Министерства спорта при рассмотрении заявок со стороны субъектов Российской Федерации на строительство спортивных объектов. Есть много хороших примеров в регионах, где этот механизм уже работает. Например, государство выделяет землю, подводит коммуникации, инвестор берет на себя строительство комплекса и его эксплуатацию. Есть проекты софинансирования строительства.

– Это напоминает советские времена – градообразующее предприятие держит на балансе у себя, скажем, стадион или бассейн...

– Так нельзя сказать, хотя такая ассоциация возможна. У многих предприятий и госкорпораций есть спортивные базы для занятий спортом. Например, в Мурманской области компания «Фосагро» активно инвестирует средства в развитие горнолыжного кластера, лыжной базы, многих других социальных программ.

– Вы упоминали, что массовый спорт в приоритете. Сейчас много нареканий, что массовый спорт дорогой. Хоккей у нас популярный вид спорта, но один из самых дорогих – до 90 000 руб. в год для родителей. Диспансеризация раньше была бесплатной, теперь за свой счет два раза в год. У боксеров еще МРТ головного мозга раз в два года. Доходит до того, что в школах выдают фиктивные медсправки. Как упростить доступ к спорту молодежи, детям, студентам и прочим малоимущим, которые тем не менее могут подавать надежды?

– Что касается федерального финансирования детско-юношеского спорта, мы через программу развития физической культуры и спорта ежегодно направляем целевые субсидии в регионы. Эти средства направлены и на спортивную подготовку детей, и на материально-техническое обеспечение спортивных школ. Хотя, конечно, в значительной мере финансирование идет за счет средств субъектов Российской Федерации. Медицинское обследование должно покрываться спортивными школами. Что касается частных школ, то, конечно, влиять на расходы и условия работы в них мы не можем. А в государственных школах, которые работают на основе федеральных государственных стандартов, повторюсь, полную обеспеченность учащихся осуществляют либо за счет регионального бюджета, либо за счет субсидий.

Также для решения задачи повышения финансовой доступности физкультурно-оздоровительных услуг по поручению президента сейчас в Государственную думу внесен проект закона о введении социального налогового вычета на занятия спортом. Первое чтение этот законопроект уже прошел.

– В каких видах спорта, на ваш взгляд, ситуация наиболее благоприятная, а в каких менее? Есть ли проблемные виды спорта или такие, которые, наоборот, процветают?

– Знаете, классик говорил: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Проблемы, которые есть в сфере физической культуры и спорта, в той или иной мере касаются каждого вида спорта. Со стороны министерства мы полностью обеспечиваем подготовку сборных команд, спортивного резерва, медицинского сопровождения, учебно-тренировочные занятия, выступления на соревнованиях – как российских, так и международных, инвентарь, оборудование. Что касается массовых видов спорта, здесь надо активно задействовать программы развития. Например, есть программа по футболу, в соответствии с которой мы подписываем соглашения с регионом, Российским футбольным союзом, региональной федерацией футбола. Это уже некая стратегия, под нее выделяется финансирование.

Поэтому сказать, кто лучше, кто хуже, сложно. Для всех актуальны вопросы финансирования и материальной базы, всем необходимо кадровое обеспечение. Вот это три составляющие, три кита.

Уровень сборных команд мы обеспечиваем, как и календарь, участие в международных соревнованиях. А вот развитие – это, конечно, задача, прежде всего, для региональных федераций и глав субъектов.

Всероссийская федерация легкой атлетики была дисквалифицирована в 2015 г. /ТАСС

– Слышал от тренеров вузов, что часто состояние спорта зависит от субъективных факторов: был один руководитель – все было плохо, потом пришел другой – и деньги пошли, ремонт пошел. Потом он ушел, опять все стало плохо...

– Как говорится, такова роль личности в истории. Задача государства в том, чтобы максимально создать условия для развития спорта. И, конечно, они не должны зависеть от воли или интереса руководителя. Обязательной строкой в бюджете должно быть прописано финансирование школьного, студенческого и корпоративного спорта. И самое главное – нужны стандарты для материально-технической инфраструктуры в вузах, школах, на предприятиях. Если все это будет учтено, то хочет руководитель или нет, должен будет спортивную инфраструктуру поддерживать или строить.

– Профессия тренера, в общем, не самая денежная...

– Опять же, все зависит от того, какого уровня тренеры. Но на самом деле в наше время не сказать, что у нас была высокая зарплата. Была ставка порядка 120 руб. у тренера, может, чуть выше. Сейчас мы хотим тренеров спортивных школ приравнять к педагогическим работникам, чтобы по майскому указу они получали зарплаты, соответствующие средней заработной плате по региону.

– Как педагогические работники?

– Да. Надеюсь, что в этом году закон будет принят. Система стимулирования для тренеров сохранится, но нижняя планка оплаты труда будет приравнена к средней по региону.

– Болезненная тема – допинговые скандалы. Репутационные потери, история, когда уехали за рубеж сотрудники и руководители московской лаборатории. Были поставлены под сомнение результаты сочинской Олимпиады, последовали все эти доклады Макларена. Затем вроде восстановили доверие и полномочия РУСАДА – и снова этот скандал с базами данных. Есть ли на уровне министерства и правительства какая-то оценка всей этой истории? Есть ли план действий: как наладить контроль за тем, что потребляют спортсмены при подготовке? И как восстанавливать доверие и репутацию России?

– Я думаю, что тому правительству, которое есть сейчас, и министерству спорта не надо восстанавливать репутацию. Мы ее, скажем так, и не теряли. Речь идет о доверии к отдельным федерациям. В них уже произошли и кадровые изменения, и изменения в политике. Самый сложный период был у Всероссийской федерации легкой атлетики, и, я надеюсь, он пройден. Сейчас руководство федерации – грамотное, квалифицированное и абсолютно, как мы говорим, «чистое». Мы совместно проводим работу по выстраиванию конструктивных отношений с World Athletics. Видим, что сейчас с их стороны есть доверие и понимание. Есть дорожная карта. Работают эксперты. Мы выполняем абсолютно все условия по восстановлению Федерации легкой атлетики. Это яркий пример того, как восстанавливается имидж. Мы демонстрируем нулевую терпимость к допингу. В каждой федерации есть ответственное лицо, которое координирует работу по антидопингу. Такая работа стала нормой и в министерстве спорта, и в Олимпийском комитете, и в федерациях. И доверие к нам на сегодняшний день, мы считаем, полностью восстановлено.

– Личный вопрос: вы известны своими достижениями в настольном теннисе.

– В нашей стране, но не за рубежом.

– Но в вас по-прежнему что-то играет, когда игру смотрите?

– Я сам стараюсь играть. Это как первая любовь – она навсегда останется. Тем более 15 лет профессионально занимался настольным теннисом.

– А какие другие виды любимые? Вас видели в Центре прогресса бокса...

– Люблю и бокс, и хоккей, и лыжи. Нравится, когда сам можешь что-то, хоть в какой-то мере способен освоить школу движения. Игровые виды спорта практически все нравятся.

– А есть желание как министру какому-то виду чуть-чуть побольше помочь?

– Есть желание, чтобы в нашей стране одинаково успешно развивались все виды спорта. И в этом министерство готово оказывать полную поддержку спортивным федерациям и регионам.