После успеха на Олимпиаде фехтовальщиков больше не будут путать с пчеловодами

Восемь наград заставят спонсоров внимательнее отнестись к этому виду спорта
Getty

На Олимпиаде-2020 у России снова много медалей в фехтовании. Для вида спорта это новый шанс стать более заметным в период между Играми

Вторую Олимпиаду подряд фехтование самый успешный для России вид спорта. В Токио-2020 фехтовальщики принесли три золотые медали и восемь наград в сумме, в остальных видах пока максимум две победы. В Рио-2016 было четыре золотых (плюс серебро и две бронзы) – вровень с борьбой, если сложить все ее разновидности. Единственная олимпийская дисциплина, где единоборство происходит с оружием, становится российской: вторые Игры подряд команда выигрывает медальный зачет в этом виде.

В фехтовальной сборной России на Играх-2020 сложилось много увлекательных сюжетов. 36-летняя саблистка Софья Великая приехала на четвертую Олимпиаду, чтобы наконец выиграть золотую медаль в личном турнире – не получилось: на третьих Играх подряд она дошла до финала и проиграла.

Зато вторую Олимпиаду подряд в фехтовании на саблях случился российский финал. В Рио-де-Жанейро его выиграла Яна Егорян (в мае 2021 г. она родила ребенка и в Токио не поехала), теперь – 24-летняя София Позднякова. Дочь главы Олимпийского комитета России, четырехкратного олимпийского чемпиона Станислава Позднякова, сделала максимум на своих первых же Играх – взяла два золота, отец возвращался с олимпийского дебюта в Барселоне-1992 с одной победой. Вдобавок к личному турниру Позднякова вместе с Великой, а также Ольгой Никитиной победили еще и в команде.

На второй Олимпиаде подряд золото забрала рапиристка Инна Дериглазова (в Рио было личное, сейчас – командное), вместе с ней чемпионкой стала Лариса Коробейникова, но еще более эмоциональной была ее бронза в индивидуальном турнире – в 34 года она впервые в жизни добралась до личной медали крупнейшего турнира. Выиграть командные соревнования помогла юная Марта Мартьянова, завершавшая финал с травмой из-за невозможности сделать замену – после награждения она покинула арену на коляске. Сенсационное серебро взяли мужчины-рапиристы, среди них главные звезды – 21-летние братья-близнецы Кирилл и Антон Бородачевы.

Ярких историй в российском фехтовании хватает, но в целом есть серьезная проблема: несмотря на успехи, между Олимпиадами этот вид спорта практически пропадает из поля зрения. Так было после Рио-2016, и, если не изменить подход, конвертировать успехи Токио-2020 в масштабный рост интереса не получится.

Упущенный момент

На мировом уровне фехтование развивается под контролем России: международную федерацию (FIE) с 2008 г. возглавляет миллиардер Алишер Усманов. За это время он, например, добился анонсированной в начале срока цели – с Токио-2020 фехтовальщики разыгрывают 12 комплектов наград вместо 10: по три личных в рапире, шпаге и сабле, а также по три командных. До этого на каждых Играх методом ротации в одном из видов оружия исключали командный турнир.

По информации авторитетного олимпийского ресурса Insidethegames.biz, Усманов за время руководства международной федерацией пожертвовал на развитие фехтования около $80 млн. Например, в 2019 и 2020 гг. он вложил по $5 млн. До пандемии и переноса Олимпиады на год планировалось, что эта сумма составит почти четверть общего дохода организации с учетом денег от МОК. Как на расклад повлиял коронакризис, пока не известно, но вряд ли доля личных средств олигарха в бюджете FIE снизилась.

Ни мировое, ни российское фехтование не живут по законам бизнеса – не удивительно, что успехи Олимпиады-2016 слабо сказались на популярности вида спорта в России.

«У нас спортсмены не медийные личности. И это еще девушки смогли засветиться в фильме «На острие», где в центре противостояние Яны Егорян и Софьи Великой», – говорит «Ведомости. Спорту» олимпийская чемпионка Рио в командной сабле Екатерина Дьяченко.

Спортсменка вспоминает, что после золотой медали пик интереса к ней сохранялся пару месяцев – в это время ее регулярно приглашали на съемки и мероприятия. Дьяченко признает, что тем вниманием можно было воспользоваться лучше – а она свой шанс упустила. Теперь Дьяченко советует тем, кто добился высоких результатов на Олимпиаде, не стесняться, активнее использовать соцсети и другие каналы, где можно увеличить собственную узнаваемость.

В пример Дьяченко приводит гимнаста Никиту Нагорного, который в Токио-2020 взял золото в команде и две личные бронзы: ей нравится, как активно он рассказывает о своей жизни, в том числе во время Олимпиады, когда большинство спортсменов привыкли быть закрытыми и сосредоточенными только на соревнованиях. Дьяченко полагает, что такой подход и всплеск внимания вскоре положительно скажутся и на популярности его школы спортивной гимнастики.

«Я бы посоветовала любому, кто добился высокого результата и может ожидать резкого скачка интереса, работать с PR-агентом, – продолжает Дьяченко. – Спортсмену нужен человек, который отвечал бы за график мероприятий и мог обсудить с организаторами стоимость участия. Я, например, однажды после Рио просто постеснялась задать вопрос «а сколько мне за это заплатят?». В итоге получила в подарок за участие настольные часы – они мне были совсем не нужны, разумнее было бы договориться о денежном эквиваленте».

Сейчас Дьяченко планирует открытие своей фехтовальной школы под брендом «Школа чемпионов», который запустила призер Олимпиад по конькобежному спорту Екатерина Лобышева. О проекте заявили публично, но пока он не дошел до стадии реализации: в Санкт-Петербурге, где живет Дьяченко, не удается найти подходящее помещение, чтобы школа могла успешно совмещать социальные и бизнес-задачи.

Фехтовальщик, а не пчеловод

Один из тех, кто настойчиво продвигает идею здоровой коммерциализации фехтования, – бывший рапирист, чемпион Европы и серебряный призер чемпионата мира в команде Дмитрий Ригин. На Олимпиаде-2016 он не выступал, но сразу после организовал в Санкт-Петербурге светский вечер с участием олимпийских чемпионов, куда были приглашены в том числе и представители бизнеса, чтобы привлечь их внимание к фехтованию.

В интервью «Ведомости. Спорту» Ригин вспоминает, что тогда сам не понимал до конца, какого эффекта хочет добиться. Сейчас, после завершения карьеры, его активность гораздо осмысленнее. Весной 2020 г. он запустил проект «4 прямо» – изначально онлайн-магазин фехтовальной сувенирной продукции, названный в честь самой популярной в фехтовании комбинации. Постепенно специализация расширилась до производства профессиональной экипировки и оборудования.

«Мы планируем совмещать чисто спортивную часть и фэшн-направление, – поясняет Ригин «Ведомости. Спорту». – Нам важно создать дополнительные зацепки для людей, которые смотрят или, возможно, наконец-то начнут смотреть фехтование. Профессиональный спорт должен быть витриной, основная точка роста – любители, которые занимаются для себя, чтобы поддержать форму, завести деловые контакты».

Фехтованию нужны рыночные доходы, считает Ригин. «Хорошее финансирование сборных от государства есть, по линии попечителя тоже (Алишер Усманов – глава попечительского совета Федерации фехтования России. – «Ведомости. Спорт»), но рыночные средства важнее, – говорит он. – А пока полностью частные спортивные школы есть лишь в Москве, Петербурге и Оренбурге».

Пример эффективной личной активности фехтовальщика – чешский рапирист Александр Чупенич, бронзовый призер Токио. Пять лет назад после дебютной Олимпиады он занялся популяризацией фехтования в Чехии, стал проводить шоу-турниры и тематические мероприятия. В итоге добился внимания компании Red Bull, которая сделала его одним из своих амбассадоров – подготовку к Олимпиаде-2020, где Чупенич взял медаль, чех проводил полностью за счет средств спонсора.

Ригин согласен с советом Дьяченко на тему сотрудничества спортсмена с грамотным PR-агентом. Это помогло бы фехтовальщику не только развить и монетизировать личный бренд, полагает Ригин, но и избежать вечного конфликта: тренеры часто выступают против неспортивной активности, считая ее вредной для результатов, а при разумном распределении ролей можно снизить риски такой реакции.

Среди ближайших планов Ригина – повысить узнаваемость вида спорта у массовой аудитории. В числе идей – использование образа фехтовальщика в социальной рекламе, продвигающей вакцинацию. «Там все строится вокруг укола, в фехтовании – тоже, – объясняет Ригин. – Выглядит как красивая параллель. Ее можно использовать, чтобы образ фехтовальщика постоянно был на виду. Люди должны видеть не пчеловода в маске, а четко ассоциировать: это фехтовальщик».