Борьбу чуть не выкинули с Олимпиады – спасли моментальные реформы, очень помогла Россия

Международная федерация сменила президента и правила, стала медийной и учится зарабатывать
Getty Images

Схватка за борьбу

В Токио-2020 в борьбе – греко-римской, вольной и женской – разыграют 18 комплектов наград, а могло быть и ноль: в 2013 г. известный с Античности вид спорта едва не лишился олимпийского статуса. Ради сохранения места в программе Игр борьбе пришлось многое изменить.

Дежурное заседание исполкома МОК в феврале 2013 г. завершилось неожиданным решением: из списка 25 основных видов спорта Игр-2020 исключили борьбу, переместив ее в разряд соискателей олимпийской лицензии. В «листе ожидания» уже значились бейсбол/ софтбол, сквош, карате, роллерный спорт, скалолазание, вейкборд и ушу. В конце мая 2013 г. исполкому предстояло выбрать три самых перспективных вида, а намеченная на осень сессия МОК должна была определить победителя «турнира претендентов».

Новости из Швейцарии, где заседал МОК, шокировали борцовское сообщество. Международная федерация (тогда – FILA) была «крайне поражена». Исполнительный директор USA Wrestling Рич Бендер не мог найти объяснение неприятному сюрпризу. Олимпийский чемпион Александр Карелин воспринял вердикт МОК как «личное унижение». «Никто не мог ни поверить, ни понять», – вспоминала позже свои ощущения трехкратная олимпийская чемпионка из Японии Саори Йошида. «Чувства, которые мы тогда испытали, трудно передать словами, – вспоминает в разговоре с «Ведомости. Спортом» двукратный олимпийский чемпион Махарбек Хадарцев. – Лишить Олимпиаду борьбы – это все равно что лишить ребенка матери! Потому что Игры начинались с борьбы».

В МОК мотивировали изменения необходимостью обновления программы Игр и претензии к борьбе публично не конкретизировали. «Дело не в том, что не так у борьбы, а в том, что правильно у остальных 25 видов», – коротко резюмировал для журналистов представитель МОК Марк Адамс.

Решение оказалось неожиданным для многих – в том числе и внутри МОК, но оно не было спонтанным. Поводом для обсуждения стала детальная аналитика показателей Олимпиады-2012. Часть данных собирает МОК (количество зрителей, ТВ-рейтинги по каждому виду спорта и т. д.), остальное должны предоставить федерации, подробно ответив на 39 вопросов специальной анкеты: про массовость, гендерное равенство, борьбу с допингом и т. п. Возможно, у борьбы тогда были не худшие цифры: в Лондоне-2012 соревновались борцы из 71 страны, медали завоевали представители 29 государств. Но, похоже, борьба не слишком заботилась о своем имидже в МОК. Американец Стэн Дзидзич, многолетний член бюро FILA, в книге «Борьба за борьбу» вспоминает показательный эпизод: на вопрос анкеты для федераций «Что ваш спорт дал олимпийскому движению?» тогдашний президент FILA Рафаэль Мартинетти ответил: «Борьба – древнейший вид спорта». «Это все равно что сказать МОК: да идите к черту!» – возмущается Дзидзич.

Президент и министр

В начале 2010-х главной проблемой борьбы была фигура руководителя FILA Мартинетти. «Никакого контакта с членами МОК у него давно уже не было. Многие из них в буквальном смысле не знали его в лицо», – объясняет в книге «Борьба за борьбу» президент Федерации спортивной борьбы России Михаил Мамиашвили. «Во время голосования на исполкоме пошли не против борьбы, а против личности», – соглашается там же вице-президент Ассоциации спортивной борьбы Узбекистана Ахрол Рузиев.

Чтобы восстановить взаимодействие с МОК, борьбе нужно было срочно менять менеджмент Международной федерации – и уже через три дня после судьбоносного исполкома место Мартинетти занял серб Ненад Лалович, сын известного дипломата и владелец строительной компании. Именно такой человек – общающийся на нескольких языках, умеющий пошутить и расположить собеседника – был необходим во главе кампании за сохранение борьбы в олимпийской программе. Лалович сразу всем понравился и стал эффективным «министром иностранных дел» вида спорта.

Но только лишь смена лидера не могла решить все проблемы борьбы разом. Например, требовалось срочно навести порядок в правилах. Их так часто меняли и упрощали, чтобы расширить круг претендентов на медали, что схватки лишились зрелищности, зато выросло число спорных судейских решений. Борцы иногда сами не понимали, почему победил тот или иной спортсмен. «Правила довели до абсурда, – комментирует «Ведомости. Спорту» старший тренер ЦСКА Анатолий Маргиев. – Борцы, по сути, прекратили бороться, а главным образом стремились вытолкнуть друг друга с ковра – для этого особенное мастерство не требуется. Броски, проходы в ноги, вся сложность и красота старой школы оказались как будто ни к чему. А что еще оставалось, если захваты не проходят, потому что соперник попросту не желает вступать в борьбу? В итоге молодые тренеры стали делать упор на физическую подготовку, занятия со штангой, уделяя меньше внимания технике. Но и зрительский интерес, как следствие, упал!»

Новый свод правил формировали коллегиально. Каждая национальная федерация могла поучаствовать. В книге «Борьба за борьбу» Карелин вспоминает, что в Международную федерацию поступило около 10 000 предложений – и 9000 из них требовали вернуть формат схватки «два раунда по три минуты». В итоге уже в мае 2013 г. эту норму утвердили, как и сквозной счет. У спортсменов появилась возможность одержать досрочную победу за туше (когда соперник прижат обеими лопатками к ковру) и за особо амплитудные броски. «Правила подверглись существенному пересмотру, – комментирует Маргиев. – Красота старой борцовской школы вновь восторжествовала, на ковер вернулись броски с высокой амплитудой, и, как результат, зритель вернулся. Теперь не только на чемпионатах мира, Европы, но и на чемпионатах России трибуны переполнены!»

Совместные усилия

Осенью 2013 г. газета The Washington Post назвала февральское решение МОК «дефибриллятором» для борцовского сообщества. И это точная метафора. Борьба резко взбодрилась и оперативно запустила масштабные реформы: ребрендинг (FILA превратилась в United World Wrestling) и пересмотр устава федерации (добавили в том числе и пункты про коммерческие права), ужесточение антидопинговых санкций (штраф вырос с 5000 до 10 000 швейцарских франков), появление новых весовых категорий у женщин и т. д.

Борьба развернула глобальную PR-кампанию по сохранению олимпийского статуса. Поначалу движение было спонтанным и стихийным – несколько спортсменов в знак протеста отказались от олимпийских медалей, в Японии собрали миллион подписей под петицией в защиту вида спорта и т. д. Но вскоре всю активность стала координировать рабочая группа «Борьба 2020», созданная Международной федерацией. Разработкой и реализацией стратегии занимались лучшие консалтеры из мира спорта – американская компания Teneo Strategy, помогавшая готовить заявку Сочи-2014, и TSE Consulting из Дании. За визуальный ряд проекта отвечала дизайнерская компания Iconologic. Расходы на кампанию делили между собой Международная федерация, США и, конечно, Россия, где олимпийские перспективы борьбы посчитали делом государственной важности.

«В едином всемирном проекте Save Olympic Wrestling наша страна выступила идеологом, модератором и движущей силой, – констатирует в книге «Борьба за борьбу» Георгий Брюсов, координатор рабочей группы FILA «Борьба 2020». – Мы предлагали свои идеи и вовлекали в их реализацию, а когда требовалось – уходили в тень».

У борьбы было лишь несколько месяцев на то, чтобы переубедить МОК. И, пожалуй, никогда прежде и после этот вид спорта не получал столько внимания. В защиту борьбы высказывались политики (начиная с Владимира Путина), голливудские звезды (особенно старался Уильям Болдуин), легендарные спортсмены (например, Франц Беккенбауэр) и деятели культуры (от дирижера Валерия Гергиева до певицы Марии Гулегиной). Ну а кульминацией кампании стоит признать товарищеский матч между сборными России, США и Ирана, который прошел в мае 2013 г. на Центральном вокзале Нью-Йорка в честь Всемирного дня борьбы.

Такое не могло оставить МОК равнодушным: весной 2013 г. борьба (вместе с софтболом и сквошем) получила поддержку на исполкоме в Санкт-Петербурге, а осенью того же года выиграла голосование на сессии МОК в Аргентине – 49 голосов против 24 у софтбола и 22 у сквоша. Помогла в том числе и тщательно подготовленная презентация: чтобы выступление не выглядело слишком лоббистским, в число спикеров не включили представителей России. Кроме того, все выходившие на сцену должны были свободно говорить по-английски – среди российских чемпионов таких не нашлось.

Стабильное будущее

Одним из преимуществ борьбы в гонке за олимпийским статусом была оперативность. Пусть и вынужденно, но Международная федерация очень быстро принимала важные решения. К примеру, новые правила зафиксировали в мае 2013 г., а уже в июле опробовали их на Универсиаде в Казани. Соревнования транслировали на Eurosport и американском канале ESPN – для борьбы это был прорыв.

Следом Международная федерация заключила контракт с Eurosport на показ чемпионатов мира и с учетом рекомендаций Олимпийской вещательной службы (OBS) разработала новые стандарты телекартинки, активизировалась в соцсетях, запустила новый сайт. До футбольной аудитории борьбе пока далеко, но новый подход к медиактивности дает свои результаты – например, в феврале 2020 г. олимпийский чемпион Абдулрашид Садулаев стал первым «миллионером» в Instagram.

Еще одним важным достижением борьбы после скандального решения МОК стала структуризация турнирного календаря и введение системы «посева». Теперь два самых сильных борца не могут встретиться в первой же схватке турнира. В Рио-2016 впервые финалисты последнего перед Играми чемпионата мира были разведены в разные части сетки, а в Токио стартовые пары и сетку определят в соответствии с рейтингом. Его формируют результаты серии рейтинговых турниров с общим призовым фондом в $600 000.

Даже в пандемийный год Международная федерация не оставила борцов без соревнований. Полноценный чемпионат мира провести не удалось – не все страны согласились участвовать, но вместо него устроили Индивидуальный кубок мира с призовыми в 300 000 швейцарских франков.

«В 2013 г. борьба отчасти стала испытательным полигоном для «Повестки-2020», принятой МОК годом позже, – объясняет «Ведомости. Спорту» Брюсов. – Чтобы оставаться в программе, вид спорта должен стремиться зарабатывать сам, привлекать аудиторию, создавать качественный продукт для зрителя. По этим критериям программу Игр в Токио и Парижа расширили виды спорта, устроенные по принципу индустрии. С ними борьба и конкурировала в 2013 г. Борьба тогда оказалась на краю пропасти, но встряска от МОК придала мощный импульс для необходимых реформ».

Правда, позитивные перемены пока не обеспечивают мировой борьбе финансовой независимости – Международная федерация по-прежнему живет в основном на средства МОК и взносы членов, но олимпийское будущее борьбы выглядит безоблачно. К тому же Лалович, ставший в 2015 г. членом МОК (первым в истории борьбы), внимательно следит за настроениями олимпийского руководства. «Сейчас я бы охарактеризовал наше положение как стабильное, – соглашается в интервью «Ведомости. Спорту» Мамиашвили. – Мы динамично развиваемся, следим за рейтингами, уделяем внимание популяризации. Одним словом, идем в ногу со временем и адекватно реагируем на все вызовы. Но, думаю, красноречивее любых слов будут цифры. Последний чемпионат России получил 7 млн просмотров. И надеюсь, это не предел».