Лыжи идут не туда. Как Норвегия уничтожает вид спорта, побеждая всех вокруг

Отсутствие конкуренции делает бег на снегу неинтересным, а значит — невыгодным
Йоханнес Клебо /Сергей Бобылев / ТАСС

Спорт — это соревнование не только спортсменов и тренеров, но и противостояние маркетологов. Лыжам повезло с суперзвездами: у них есть Йоханнес Клебо и Александр Большунов, чье соперничество с каждым годом поднимается на уровень выше. Время от времени к разборкам 24-летних парней подключаются еще несколько высококлассных норвежцев. А дальше — никого. И как результат — ничего: бесконечные победы скандинавов, которые превратили международные турниры в чемпионат своей страны, уничтожают интерес к лыжам в других. Предсказуемость делает лыжи неинтересными для зрителей, а там, где нет зрителей, нет спонсоров с их кошельками.

Одну из попыток популяризировать лыжи на своей территории предприняла в этом году Германия, где долгие годы крепка любовь к родственному биатлону. Немцы организовали чемпионат мира, но турнир прошел без зрителей, а норвежцы снова даже близко не пустили к пьедесталу никого, кроме Большунова, загнав соперников в очередной экзистенциальный, а заодно и финансовый кризис.

«После чемпионата мира я потерял трех тренеров, — приводит слова спортивного менеджера сборной Германии Андреаса Шлютера норвежское онлайн-издание VG. — Они не выдержали, они сгорели. И к сожалению, я не могу позволить себе нанять хороших тренеров из-за границы, потому что в Германии невозможно найти спонсоров на лыжные гонки. Мы получаем деньги только от более выгодных прыжков с трамплина и горных лыж благодаря сотрудничеству с лыжной ассоциацией».

В прошлом сезоне сборная Норвегии заработала и потратила $11,2 млн на 22 атлетов. Германия — $2,4 млн, в 4,65 раза меньше. Впрочем, на отсутствие внимания со стороны зрителей и, как следствие, скромное финансирование жалуются и в других странах. Например, в Финляндии в последние пять лет на лыжные сборные тратили от $1,9 до $2,65 млн. Бюджет британцев недотягивал в минувшем сезоне даже до полумиллиона долларов, а у словенцев лишь слегка перевалил за $200 тыс. Ближе остальных к денежному дождю (снегу?), регулярно рассыпающемуся над норвежцами, находятся шведы. Их бюджет составил $7,68 млн.

С российской сборной все сложнее. Точную сумму, которой располагают лыжные функционеры в России, установить сложно. VG сообщает, что общий бюджет национальных команд составляет $660 тыс. Но по всей видимости, это лишь та часть, которую зарабатывает лыжная федерация. Обеспечением спортсменов занимается Минспорта, а Олимпийский комитет России оплачивает работу иностранных тренеров.

Александр Большунов /ТАСС

Спонсоры идут только к чемпионам. Получить финансовую поддержку без побед невозможно, а побеждать невозможно без денег. Порочный круг, по которому год за годом бегут мировые лыжи, ведет спорт в тупик. «Мы бы хотели поехать на снегу в начале октября и в ноябре, и мы хотим больше тренироваться на снегу в мае и июне, но это слишком дорого для нас», — разводит руками Шлютер.

Успехи в лыжах не Норвегии и не Большунова — огромная редкость и гордость на долгие месяцы для тех, кто их достигает. Словения, обладающая одним из самых скромных бюджетов, увезла с немецкого чемпионата мира две бронзы. Менеджер сборной Нейц Бродар до сих пор радуется этим медалям, а чтобы вернуть в лыжи интригу, предлагает менять правила: «Мы должны внести в программу больше непредсказуемых городских спринтов, а также добавить несколько прыжков и технических препятствий. Будет как в биатлоне, где все может измениться, если кто-то промахнется».

Устроить прорыв в лыжах удалось американкам. Джессика Диггинс выиграл престижнейшую многодневку «Тур де Ски» и общий зачет Кубка мира. Победительницу и ее партнеров по команде спонсировал один из американских частных фондов. Но после Олимпиады-2022 в Пекине им снова придется искать источники финансирования. «Нам нужна гонка Кубка мира в США, чтобы люди здесь могли увидеть вблизи, насколько круты лыжи», — говорит менеджер сборной США Том Хоррокс.

Джессика Диггинс /wikimedia.org

В странах, где постепенно заканчивают карьеры звезды прошлых лет, никто не приходит им на замену. Раньше спарринговаться с норвежцами мог швейцарец Дарио Колонья, но сегодня четырехкратному олимпийскому чемпиону 35 лет, а в сборной еще лишь двое средних спортсменов. К 30 годам сбавил в результатах некогда грозный Федерико Пеллегрино, за ним в сборной Италии тоже — зияющая пропасть.

Преимущество норвежцев над остальным миром слишком велико. Уцепиться за ними из лыжников новой волны смог лишь Большунов. Но удельный вес мастерства скандинавской сборной выше любого соперника в разы. При этом каждая победа норвежского лыжника — это очередное поражение вида спорта. Скоро беговые лыжи перестанут быть интересны уже не только зрителям, но и молодым лыжникам: зачем идти туда, где ты обречен на роль в массовке и должен постоянно искать деньги.