Гунде Сван, повелитель лыжни: как юный швед перевернул зимний спорт

Взяв на вооружение коньковый ход, он выиграл в 80-е все что возможно
Гунде Сван /Pascal Rondea Allsport

Газетный выпуск №8 Назвать Свана первооткрывателем «конька», конечно, было бы преувеличением. Скандинавы освоили его давным-давно и нередко использовали в национальных соревнованиях. Впрочем, олимпийский чемпион 1928 г. норвежец Юхан Греттумсбротен применял подобную технику и на международной лыжне. В середине прошлого века похожим способом бегал на лыжах финский спортсмен Паули Сиитонен, выступавший в основном в многочасовых марафонах. Пожалуй, он и был «соколом революции» – когда в 1980-е коньковый ход стал отвоевывать пространство и время, этот стиль так и называли: «шаг Сиитонена».

А «буревестником революции» следует считать американца Билла Коха. Он завоевал серебро на зимней Олимпиаде 1976 г. в Инсбруке, но на домашних Играх в Лейк-Плэсиде через четыре года провалился. Это фиаско сподвигло Коха искать новые возможности – и он решил «встать на конек». Результат получился ошеломляющим: в первом официальном розыгрыше Кубка мира в сезоне 1981/82 Кох выиграл четыре гонки из 10 и стал победителем общего зачета, опередив не только в таблице, но и лично, на отдельных дистанциях, всех лыжных колоссов той поры: шведа Томаса Вассберга, финна Харри Кирвесниеми, норвежца Оддвара Бро, наших грандов – Николая Зимятова, Александра Завьялова, Юрия Бурлакова.

В следующем сезоне Кох занял итоговое 3-е место. Победил Завьялов. А вторым в общем зачете стал 21-летний дебютант Гунде Сван, чемпион мира 1982 г. среди юниоров. В двух заключительных гонках он финишировал первым, привозя преследователям, в том числе Завьялову и Коху, по 50 секунд, а Вассбергу – чуть не две минуты. Но советская пресса, празднуя итоговый успех Завьялова, на шведа и его технику не обратила ни малейшего внимания. Да и тренеры сборной СССР не воспринимали его всерьез: Кох тоже бегает враскоряку, ничего особенного, против «классики» все равно не попрешь – колея мешает, да и в горку без мази не заберешься, а «свободники» ею брезгуют, она для них тормоз – слишком крепко сцепляет с трассой.

Икона стиля

Между тем особенное в «раскоряке» Свана было. До него этот стиль бега правильнее было именовать полуконьковым: спортсмен отталкивался только одной лыжей, а другой скользил по той самой колее. Скажем, Кох максимально часто работал толчковой ногой, что и прибавляло ему скорости. Сван же вышел из колеи и стал скользить на обеих ногах по очереди, шаг за шагом, как конькобежец. Поначалу это новшество действительно сложно было заметить – толчок его скользящей ноги был несильным, он скорее сохранял ритм и амплитуду движения, чем добавлял динамики и темпа. И тем не менее этот размашистый «конькобег» ощутимо ускорял шведа.

На белой Олимпиаде в Сараеве в 1984-м это заметили все. Гунде выиграл «разделку» на 15 км, «в одни ноги» с Вассбергом пробежал марафон, уступив золото на последних метрах (за 200 м до финиша пользоваться «коньком» запрещалось), и выиграл у Зимятова последний этап в эстафете, на который они ушли одновременно, а финишировал Сван на 10 секунд раньше. Лишь на «тридцатке» Зимятов с Завьяловым смогли опередить дерзкого скандинава.

Успех в этой гонке сбил с толку советских тренеров. Они по-прежнему твердили постулат «классический ход – наше все» и безнадежно упустили время. На чемпионате мира в 1985 г., где практически все побежали «коньком», а скромные прежде итальянцы навыигрывали медалей, сборная СССР была полностью разгромлена: в индивидуальных заездах не поднялась выше восьмых мест, а в эстафете доковыляла только до шестого, за спинами не только норвежцев, шведов, финнов, но и – подумать только – швейцарцев! А Сван взял еще два золота, окончательно оформившись в икону свободного стиля.

Гунде Сван /Яковлев Александр / Фотохроника ТАСС

Война миров

Перед тем чемпионатом впервые возникла дискуссия о правомерности «конька». Советская «классическая школа» противилась ему категорически, обнаружив, что первые результаты сезона явно не в их пользу, а переучивать лыжников слишком поздно. Аргумент выдвинули серьезный: апологеты модного тренда портят свободным ходом лыжню (в общем-то, так оно и было). Позицию СССР поддержал олимпийский чемпион 1976 г. норвежец Ивар Форму. Он предложил перенести сетку, ограждающую дистанцию, как можно ближе к трассе, чтобы спортсменам не хватало места для размашистого шага. Еще одно правило предписывало использовать коньковый бег только на отдельных отрезках – проходить «коньком» всю дистанцию запрещалось. Причем в горку следовало шагать только классическим ходом – а без мази, ненавистной «свободникам», это было чрезвычайно сложно.

Именно тогда впервые возникла идея разделить два стиля и проводить гонку то одним, то другим. Предложил специализацию дисциплин Вассберг. Уже с сезона 1985/86 такое разделение произошло, но еще в предыдущем Вассберг пошел на хитрость: наклеил на лыжи изоленту, намазал ее, а когда влез на последнюю горку, сорвал и помчался к финишу «на коньках». Гунде тоже тогда отличился: на последнюю тренировку перед чемпионатом вышел без палок, зато с двухметровым шестом – и пронесся над лыжней, как Исинбаева над планкой. Мол, будете запрещать одно – мы выдумаем что-то другое. Ответственные лица тут же разослали циркуляр, обязывавший лыжников выступать на трассе строго с двумя палками не выше человеческого роста. Зато от «конька» все-таки отстали. Результаты вы уже знаете.

В том же году Сван перешел на двойной, как тогда его называли, коньковый ход – когда обе ноги по очереди и толкают, и едут. Проще говоря, на тот, каким мы знаем и видим его сейчас. И за ним тем более никто не смог угнаться. В 1986 г. он в третий раз подряд завоевал Кубок мира, в 1988-м вновь добыл два олимпийских золота, в 1989-м количество Кубков мира в его коллекции достигло пяти, а на чемпионате планеты он победил сразу в трех гонках! Потом еще ЧМ-1991 с очередным золотом на «тридцатке» и тремя серебряными медалями.

«Я свободен!»

Впереди была третья Олимпиада, а за ней, возможно, и четвертая (их в начале 1990-х разделили всего два года). Но летом 1991 г. Сван сенсационно решил поставить лыжи к печке. В 29 лет, завоевав все на свете по нескольку раз (из 615 проведенных гонок швед выиграл 489), он попросту утратил мотивацию. «Быстрее бегать я уже не стану, а сражаться за покоренные вершины без возможности стать сильнее, расти и прогрессировать бессмысленно», – рассуждал он, свободный от предрассудков и стереотипов, призывающих зубами держаться за карьеру. И ушел в ралли.

«Сумма успеха – 3% таланта и 97% работоспособности. В этой пропорции возможно даже невозможное» – еще одно убеждение Свана. На автотрассах он убедительно доказал правильность своего кредо. Сван не просто ездил за рулем, пытаясь всех обогнать, – он и здесь подошел к процессу вдумчиво и сконструировал себе тестер реакции, на котором тренировался перед гонками. В 1995 г. Сван стал чемпионом Швеции и бронзовым призером чемпионата Европы. После чего строго в соответствии с убеждениями завершил карьеру, поскольку босс команды не смог перевести ее в следующий дивизион и расти стало некуда.

Из публичного пространства он тоже удалился, как только пресытился славой. Поработав телеведущим и снявшись в нескольких шоу-проектах, Сван, свободный на все сто, поселился на ферме, практически в лесной глуши, и занялся воспитанием детей. Он и в этом преуспел. Его дочь Юлия в 2013 г. стала чемпионкой мира среди юниорок в эстафете. Правда, была вынуждена досрочно расстаться с лыжными гонками из-за проблем со здоровьем. Зато сыну Сван передал по наследству всю свою оригинальность. Сегодня Ферри Сван – один из сильнейших в мире спортсменов-лесорубов: валит деревья на скорость. Интересно, в каком стиле он это делает – в классическом или в свободном?