Панарин и деньги. Сколько зарабатывает и как тратит самый дорогой россиянин в НХЛ

Сегодня уроженцу 40-тысячного уральского городка Коркино исполняется 30 лет
Артемий Панарин /Zuma\TASS

Путь Артемия Панарина от Коркино до Манхэттена — готовый сюжет для голливудского фильма. Его воспитывали бабушка с дедушкой; чтобы тренироваться, он проезжал по 100 км в день; потом жил в интернате; долго не мог найти свой клуб в России, а в 24 года вихрем ворвался в НХЛ.

Последние два года Панарин — самый высокооплачиваемый российский хоккеист НХЛ. За этот сезон Артемий заработает $11,2 млн — шестой показатель лиги среди всех игроков. Определяющим в карьере Панарина стало лето 2019 г., когда он подписал контракт с «Нью-Йорк Рейнджерс».

Сделавший себе имя в «Чикаго» и «Коламбусе» Панарин тщательно выбирал третье место работы за океаном. Поиски превратились в настоящий сериал: день за днем к борьбе за российского таланта присоединялись все новые и новые клубы. Самое выгодное предложение подготовило для форварда «Колорадо». «Эвеланш» обещали россиянину $12,5 млн в год и партнерство с еще одним выдающимся игроком современности — Натаном Маккинноном.

Во «Флориде» Панарин мог выступать вместе со своим близким другом — вратарем Сереем Бобровским, а лояльное налоговое законодательство штата даже при более низкой сумме контракта сделало бы его еще богаче, чем в «Колорадо». Сопоставимые условия форварду обеспечил «Нью-Йорк Айлендерс». Панарин мог остаться и в «Коламбусе» — «Блю Джекетс» предлагали нападающему $12 млн, но перспектива провести еще восемь лет в провинциальном Огайо пришлась ему не по душе.

В итоге звездный форвард отказался от самых больших предложений в пользу самого большого клуба. Панарин предпочел выступать на, пожалуй, главной хоккейной сцене мира, в самом центре Нью-Йорка, и подписал контракт с «Рейнджерс». Сумма соглашения составила $81,5 млн, срок — семь лет.

В другом, менее популярном клубе Нью-Йорка — «Айлендерс», россиянин получил бы на $7 млн больше за аналогичный период. Зато несравненно меньше внимания. Почти все последнее десятилетие «Рейнджерс» занимает единоличное первое место в списке самых дорогих хоккейных клубов планеты — стоимость франшизы оценивается в $1,65 млрд.

Принадлежность к такой организации заметно повлияла на статус хоккеиста. В 2019 г. Forbes оценивал доходы Панарина от сотрудничества со спонсорами в $250 000. Тогда он стал восьмым игроком НХЛ по этому показателю. Новый рейтинг журнала еще не готов, но в этому году, по данным издания, спонсорские контракты принесли Панарину не меньше $400 000. В декабре 2020 г. россиянин присоединился к команде амбассадоров Reebok — пока это его главный рекламный агент.

Спонсорские деньги хоккеист, по собственным словам, тратит на благотворительность. Два года назад спортсмен учредил фонд, который помогает детям с серьезными заболеваниями. 18 августа Панарин организовал хоккейный матч в поддержку 14-летнего Глеба Баннова с диагнозом дилатационная кардиомиопатия. В игре приняли участие в том числе двукратный обладатель Кубка Стэнли Михаил Сергачев, бывший партнер Панарина по «Рейнджерс» Павел Бучневич, действующий вратарь клуба Игорь Шестеркин и другие известные хоккеисты НХЛ и КХЛ.

Сам Панарин к своим миллионам относится спокойно. Вот что он рассказывал «Советскому спорту» до перехода в «Рейнджерс»: «Деньги — это не ерунда. Все хотят хорошо жить. Помню, как я в детстве ходил и мечтал о хорошей машине. Это рождало голод, и я шел к своей цели. Не за деньгами гнался. А то обо мне скажут: «Меркантильная собака!» Но вообще смотрел интервью с Максимом Галкиным, и он правильно сказал. Деньги — это свобода. Ты не зависишь ни от кого. Можешь жить, где угодно. Не надо никому лизать задницу. Очень жаль таких людей, кто так вынужден делать, если начальник выше них. Много детей, а зарплаты не хватает. Или со здоровьем проблемы. Это очень тяжело. Так вот, деньги позволяют тебе не зависеть ни от кого».

А вот так говорил о деньгах с Forbes в июле этого года: «У меня не было большого стремления к деньгам. Какие-то желания заработать были, но если сравнивать с самим хоккеем и игрой, то деньги были на втором плане. После карантина я как-то переосмыслил все и пропало желание зарабатывать деньги, тем более большие. Мотивация исчезла. Хочется вкладывать в какие-то социальные проекты, быть полезным обществу».