Бедняк не играет в хоккей. Несмотря на потолок зарплат, в КХЛ побеждают только богатые

До полуфиналов Кубка Гагарина добрались только клубы-олигархи и 30 из 85 самых высокооплачиваемых хоккеистов
Хоккеисты и тренеры ЦСКА /Официальный сайт ПХК ЦСКА

Плей-офф КХЛ — очень грустное зрелище. Из 12-ти уже состоявшихся серий только одна доковыляла до седьмого матча и еще лишь две закончились в шестом. Все остальные противостояния выглядели уныло и не несли за собой ровным счетом никакой интриги. В результате состав участников полуфиналов получился максимально предсказуемым. В финалах «Запада» и «Востока» оказались команды, которые по итогам регулярного чемпионата заняли первое и второе места в своих конференциях.

Воспрепятствовать настолько прогнозируемому исходу должна была финансовая реформа, которую провели в КХЛ прошлым летом. Тогда лига ограничила клубы в их тратах на зарплаты хоккеистов. По образу и подобию НХЛ в России ввели так называемый потолок зарплат. Теперь максимальная сумма, которую в командах могут направить на оплату труда игроков, составляет 900 млн руб в год.

Ограничение было призвано повысить конкуренцию, но пока выглядит бесполезным. В полуфиналах Кубка Гагарина — не только лучшие клубы регулярки, но и по совместительству самые богатые организации последних лет. За сезон, предшествовавший введению потолка зарплат, «Газпром» (СКА) и «Роснефть» (ЦСКА) выкинули на зарплаты хоккеистов по 1,75 млрд руб. Менеджеры «Авангарда» и «Ак Барса» были вынуждены вести себя скромнее, но и они не обивали пороги потенциальных спонсоров, чтобы найти копейку-другую. Омску от того же «Газпрома» в предпотолочный год досталось 1,4 млрд руб на зарплаты, Казани от «Татнефти» — 1,35 млрд. Впрочем, один клуб тратил все-таки больше. Это «Металлург», который от магнитогорского комбината получил 1,5 млрд руб. В этом плей-офф «Магнитка» стала, по сути, пятым по уровню клубом лиги — именно уральцы закусились с «Авангардом» в шестиматчевой серии в четвертьфинале.

Та же тенденция действует и на уровне хоккеистов. В финалах конференций участвуют 30 из 85 самых высокооплачиваемых игроков лиги. Самый богатый человек в этом списке — Антон Слепышев из ЦСКА. С окладом в 75 млн руб он занимает седьмое место в общем зарплатном рейтинге лиги. На 16-й позиции одноклубник Слепышева, вратарь Ларс Юханссон с 72 млн. Еще семь участников полуфиналов делят 20-е место: Линден Вей, Владимир Ткачев (оба — СКА), Алексей Емелин, Иржи Секач (оба — «Авангард»), Марио Кемпе, Богдан Киселевич (оба — ЦСКА) и Данис Зарипов («Ак Барс») за год обогащаются на 60 млн. Еще шестеро получают по 55 млн: Станислав Галиев, Стефан да Коста, Патрис Кормье (все — «Ак Барс»), Игорь Ожиганов (СКА), Мэтт Робинсон (ЦСКА), Корбэн Найт («Авангард»). Другая шестерка финалистов конференций кладет на банковский счет по 50 млн: Игорь Бобков, Денис Зернов, Рид Буше (все — «Авангард»), Василий Токранов, Динар Хафизуллин, Маркус Хелльберг (все — СКА). И наконец, еще семерым по контракту положено по 45 млн: Миро Аалтонен, Лукас Бенгстон, Антон Бурдасов, Виктор Антипин, Йонас Кемпайнен (все — СКА), Иван Телегин, Максим Шалунов (оба — ЦСКА), Альберт Яруллин («Ак Барс») и Сергей Толчинский («Авангард»).

Однако достичь установленного потолка и платить полутора десяткам игроков по несколько десятков миллионов рублей, в КХЛ могут не то чтобы не все, а вообще мало кто. Помимо пяти вышеупомянутых клубов это московское «Динамо», «Салават Юлаев» и «Автомобилист». А определяющий фактор заключается в том, что для финалистов конференций потолка не существует...

В регламенте КХЛ одновременно с пунктом о потолке зарплат появился и пункт о премиальных для игроков, которые пробились в четверку сильнейших в плей-офф. Размер бонусов дополнительно не оговаривается, и клубы охотно этим пользуются. Например, после того, как «Ак Барс» обеспечил себе выход в полуфинал, в СМИ появилась информация, что каждого хоккеиста за это достижение вознаградят шестью миллионами рублей. Никто из казанского клуба эти сообщения не подтвердил, но и не опроверг.

Таким образом, за счет премиальных клубы-олигархи, по сути, компенсируют игрокам то, что они не смогли заработать из-за введения потолка. При этом хоккеистам не приходится гадать, в какой клуб перейти, чтобы рассчитывать на командные бонусы. Список фаворитов крайне узкий и почти монолитный, из года в год не претерпевающий никаких модификаций. Так, ЦСКА и СКА встречаются в финале «Запада» в пятый раз за шесть лет, «Авангард» участвовал в прошлом финале, а «Ак Барс» является рекордсменом лиги по победам в Кубке Гагарина.

Фотогалерея: 12 «друзей Гагарина». «Ведомости. Спорт» вспоминают всех чемпионов КХЛ

С другой стороны, говорить, что в российский хоккей играют исключительно денежные мешки было бы неправильно. Иные факторы в лиге тоже работают. В противном случае ЦСКА, например, вряд ли удалось бы одержать три подряд победы над СКА. Ведь у москвичей в списке самых дорогих хоккеистов семь представителей, а у петербуржцев — одиннадцать. Но при идентичном бюджете столичная команда более сбалансирована и стабильна, лучше сыграна и проверена за счет того, что методично, с участием одного тренера и генменеджера выстраивалась на протяжении семи последних сезонов. Длительность такого же основательного строительства в СКА — семь месяцев. Перед стартом сезона назначили нового тренера, а по ходу меняли ему помощников, постоянно тасуют состав, до сих пор не могут определиться с основным вратарем...

Показателен и пример команд, которые все свои надежды и ресурсы рассыпали над хоккеистами одного звена. Самые-самые богатые игроки лиги помогли командам преодолеть лишь первый раунд. Вадим Шипачев с 120 млн и Дмитрий Яшкин с 95 млн отлетели в четвертьфинале от СКА. Теему Хартикайнен (90 млн), Филипп Ларсен и Юха Метсола (по 80 млн) растворились в составе «Салавата Юлаева» по ходу серии с «Ак Барсом».

Для повышения уровня конкуренции лига могла бы поработать и над другими инструментами помимо потолка. Однозначно стоило бы ограничить количество игроков в заявке на сезон. Без этого СКА продолжит набирать по семь легионеров при лимите в пять и скупать молодых талантливых хоккеистов, чтобы после оформления документов запихнуть их в глубокий запас. Необходимо было объявить войну скрытой аренде, которую практиковал тот же СКА, который регулярно ссылал хоккеистов в «Сочи» и забирал их оттуда, если они давали прогресс. Но вместо этого КХЛ со следующего сезона, напротив, делает всякую аренду легальной.

Вряд ли в ближайшее время лига будет идти по пути повышения конкуренции, да и, признаемся, не все в борьбе за эту цель зависит от нее. Действительно частных денег в российском хоккее — крохи. Основными спонсорами в большинстве команд выступают лишь формально частные предприятия вроде «Газпрома». Соперничать с их вливаниями в хоккей при текущей экономической обстановке в стране не сможет никто. Но даже у тех клубов, что не имеют доступа к длинному нефтегазовому рублю и даже при гибком потолке зарплат, будут шансы бороться с грандами. Для этого необходима концепция, классный дуэт генменеджера и тренера и своя школа. Пример «Локомотива», который в этом году с 14 воспитанниками довел ЦСКА до седьмой игры, это доказывает.