Три часа на холоде и сотни задержанных. Инцидент с фанатами ЦСКА вернул дискуссию о FAN ID

Законопроект прошел первое чтение, на его реализацию потратят 773,6 млн рублей за два года
Фанатская трибуна ЦСКА во время матча с «Зенитом» /ФК «Зенит»

Главным футбольным событием недели неожиданно стало происшедшее после воскресного матча ЦСКА – «Зенит» (0:2). Несколько тысяч болельщиков московского клуба оказались заперты на трибуне при температуре около нуля и без доступа к удобствам. 408 из них покинули «ВЭБ Арену» в автозаках и были доставлены в ОВД разных районов Москвы.

Так полиция отреагировала на массовое использование пиротехники во время матча, но файеры жгло несколько десятков человек, а пострадало в итоге во много раз больше людей. «Ведомости. Спорт» разбирается, на что могут рассчитывать невиновные болельщики и где тут связь с приближающимся внедрением паспорта болельщика.

Три часа на морозе

Как правило, на трибунах российских стадионов по окончании матчей просят задержаться гостевых болельщиков – оставляют на 30–40 мин, чтобы выпустить тогда, когда арену покинут остальные. Не очень удобно, но привычно: намного меньше шансов пересечься с теми, кто поддерживает соперника.

После матча Российской премьер-лиги (РПЛ) ЦСКА – «Зенит» на трибуне за воротами принудительно оставили болельщиков хозяев. Точное их количество неизвестно, при общей посещаемости в 7993 зрителя можно предположить, что там находилось не менее трети – т. е. 2500 человек, так как на фанатской трибуне, несмотря на антиковидные ограничения, рассадка всегда самая плотная.

Официальное подтверждение появилось только через три часа (все это время не было содержательных комментариев ни от клуба, ни от лиги), но на месте быстро стало ясно: дело в использовании пиротехники. В концовке матча на фан-трибуне армейцев зажгли файеры, позже ЦСКА отметил, что пиротехника была использована «в таком масштабе впервые за всю историю стадиона», т. е. с 2016 г., когда команда провела на «ВЭБ Арене» первый матч.

Клуб осудил тех, кто использовал файеры, лига оценила меры полиции как нарушившие комфорт и поставившие под угрозу здоровье людей. Операцию по задержанию свернули только в половине второго ночи – более чем через три часа после финального свистка матча.

Большинство болельщиков провели это время на улице при температуре около нуля без возможности сходить в туалет или согреться. 408 человек задержали, составили 51 протокол (остальных отпустили уже из отделений), причем только 14 из них – конкретно за использование пиротехники, других – за нарушение правил поведения, распитие спиртного, мелкое хулиганство и уклонение от исполнения наказания.

МВД наутро подтвердило и версию о том, что на стадионе не работали камеры – как минимум те, которые должны снимать секторы активных болельщиков. Президент РПЛ Ашот Хачатурянц позже заявил, что их вывела из строя целенаправленная хакерская атака.

Никто из официальных лиц четко этого не сформулировал, но, похоже, логика действий полиции в том, что, раз по камерам было невозможно определить конкретных поджигателей, провели массовые задержания.

Где будет идентификация

Уже известно минимум о 17 случаях штрафов в 15 000–20 000 руб. с запретом два года посещать спортивные соревнования. Юрист Владимир Аверин, представитель коллегии адвокатов «Мюллер и Аверин», в разговоре с «Ведомости. Спортом» уточнил, что у болельщиков, которым суд назначил такое наказание, хорошие шансы добиться его отмены при подаче апелляции.

В вечер матча, когда стало известно об инциденте, Аверин распространил в соцсетях призыв к болельщикам ЦСКА обращаться к нему за юридической помощью. Он готов оказать ее бесплатно, так как и сам поддерживает московский клуб. Аверин считает, что добиться компенсации могут и те болельщики, кого в итоге не наказали, а просто продержали на стадионе.

«Были и те, кого доставили в отделение, но после наших звонков отпустили без протокола, – рассказывает Аверин. – Неработающие камеры в этой ситуации только один из факторов. Они могли бы быть доказательством, но в суде высшей инстанции полиция может предоставить и другие: показания свидетелей или фото/видео от тех, кто сидел рядом. А для тех, кто не был задержан и будет обращаться за компенсацией, важны первые суды: многое зависит от того, как полиция будет мотивировать свои действия, какую позицию выберет».

При этом адвокат считает, что у полиции достаточно сведений для того, чтобы не держать на стадионе целую трибуну зрителей: многие ходят на футбол по абонементам – по ним можно оперативно определить личности нарушителей, не ущемляя права других. Он не видит связи с готовящимся внедрением системы обязательной идентификации болельщиков.

Депутат Госдумы и член наблюдательного совета футбольного клуба «Химки» Роман Терюшков не считает, что случившееся на «ВЭБ Арене» может ускорить или замедлить принятие закона о введении персонифицированной карты для болельщиков (официальные лица называют ее именно так и не используют термины Fan ID или «паспорт болельщика», закрепившиеся во время чемпионата мира по футболу 2018 г.).

В интервью «Ведомости. Спорту» Терюшков обращает внимание, что речь пойдет об идентификации не только болельщиков, но и вообще всех посетителей стадиона – чтобы добиться общей безопасности. Один из актуальных вопросов – создание единой системы, которая контролировала бы базу болельщиков. По словам депутата, предполагается, что курировать ее будет Минцифры, а весь процесс будет электронным.

Несмотря на то что законопроект прошел только первое чтение, Министерство финансов уже выделило деньги: на его реализацию в 2021–2022 гг. потратят 773,6 млн руб., 679 руб. из них пойдут на оснащение нужными системами контроля доступа к стадионам, где их еще нет, оставшиеся деньги – на адаптацию арен чемпионата мира, где базовая техника уже есть.

«Обязательным будет использование системы только на мероприятиях, где организатор – правительство России. То есть речь о международных турнирах, – добавляет Терюшков. – Финал Лиги чемпионов, чемпионат мира по волейболу–2022 уже должны пройти по этим правилам. А все, что касается внутрироссийских соревнований, будет отдано на откуп соответствующим организаторам. Например, РПЛ может принять решение о повсеместном использовании или передать такие решения в ответственность конкретным клубам».