Как продают из РПЛ в топ-лиги: заработали 49 млн евро за три года, но получается редко

Влашич за 30 млн евро в «Вест Хэм» – главный трансфер лета-2021
Silvia Lore / Contributor

Переход хорвата Николы Влашича из ЦСКА в «Вест Хэм» за 30 млн евро стал одним из главных событий трансферного лета–2021 в Российской премьер-лиге (РПЛ). Российским клубам редко удаются крупные продажи. «Ведомости. Спорт» разбирается почему.

Трое за три года

На волне успеха сборной России на чемпионате мира–2018 болельщики, тренеры и эксперты ожидали масштабной миграции игроков команды Станислава Черчесова из РПЛ в топ-лиги Европы. Но переезд Александра Головина из ЦСКА в «Монако» за 30 млн евро (здесь и далее данные портала Transfermarkt) так и остался единственным тем летом.

/John Berry / Contributor

Следующей «исходящей» сделкой, спустя два года, стал трансфер Алексея Миранчука из «Локомотива» в итальянскую «Аталанту» за 14,5 млн евро. В январе 2021 г. «Фиорентина» неожиданно купила у «Спартака» Александра Кокорина, хотя на чемпионате мира он не играл. Нападающий, за которого флорентийский клуб выложил 4,5 млн евро, до сих пор не забил в Италии ни одного мяча.

Вот, собственно, и все: за три года только три российских игрока были проданы в Европу, что позволило клубам РПЛ заработать (в сумме – 49 млн евро). Для сравнения: за тот же период после успешного Евро-2008 Россия отправила в чемпионат Англии Андрея Аршавина (16,5 млн евро), Романа Павлюченко (17,4), Динияра Билялетдинова (10), Юрия Жиркова (21).

Кроме того, в 2009 г. «Штутгарт» из Бундеслиги забрал у «Зенита» Павла Погребняка, пропустившего Евро-2008 из-за травмы, за 4,8 млн евро. Эти сделки в сумме принесли клубам РПЛ 69,7 млн евро – и это при том, что за последнее десятилетие из-за инфляции и перегретости трансферного рынка средняя стоимость игроков выросла.

«Думаю, Аршавин, Павлюченко и Жирков образца 2008 г. сегодня вполне могли бы заиграть в «Арсенале», «Тоттенхэме» и «Челси» – в командах, где они выступали в то время, – считает бывший футболист, а ныне агент Роман Орещук, работавший спортивным директором в «Торпедо» и «Динамо». – Уровень этих игроков был всем хорошо известен. Но почему они уехали из России? На мой взгляд, многое предопределила зарплата. В то время в «Зените», «Спартаке» и ЦСКА платили меньше, чем в Европе».

В 2008 г. Аршавин получал 2,2 млн евро в год – эту цифру подтвердил в интервью «Газете.Ru» гендиректор «Зенита» тех лет Максим Митрофанов. В «Арсенале», по данным португальского издания Futebol Finance, россиянин получил годовую зарплату 4,8 млн евро минус налоги. Сегодня зарабатывать на уровне Аршавина в 2009 г. можно и в России. Летом 2021 г. «Российская газета» оценила зарплату Артема Дзюбы в 3,7 млн евро, «Спорт-Экспресс» называет цифру в 4 млн. Для сравнения: Александр Головин в «Монако» зарабатывает 2,7 млн евро.

«В среднем футболисты в РПЛ получают чистыми 300 000–400 000 евро, – продолжает Орещук в разговоре с «Ведомости. Спортом». – В Европе это 500 000–600 000 евро грязными. Чтобы там получить эти деньги, надо играть в «Майнце», «Вольфсбурге» или «Аугсбурге». Но кого из россиян туда возьмут? И какой смысл ехать, если в России можно заработать даже больше?»

По словам Орещука, зарплатная планка в РПЛ завышена из-за лимита на легионеров. И даже если клуб не удерживает игрока, ему сложно найти новую команду, которая соответствовала бы его ожиданиям. Показательный пример – Далер Кузяев, который в 2020 г. после истечения контракта с «Зенитом» хотел уехать в Европу. Sportbox писал о контактах с «Рейнджерс», где ему были готовы платить 500 000 евро в год, но Далер просил в два раза больше. В итоге он остался в «Зените», где получает 2 млн евро.

Возможно, трансферы 2008–2009 гг. избаловали российскую публику. Агент Александр Маньяков считает, что сейчас сильнейшие игроки страны в лучшем случае соответствуют уровню середняков из топ-5 лиг Европы. Еще одним препятствием для трансферов является российский паспорт, из-за чего в ЕС россиян считают легионерами. Скажем, во Франции можно заявить на игру только четырех игроков не из Европы, а также ряда стран-исключений, в том числе африканских.

Транзит через Россию

Нынешним летом Никола Влашич вернулся в Англию после трех лет в ЦСКА. В 2018 г. он был арендован у «Эвертона», через год выкуплен за 23 млн евро, а теперь играет за «Вест Хэм», куда перешел за 30 млн евро. Слухи о возможной продаже преследовали хорвата больше года: на футболиста претендовал «Милан», «Зенит» и другие клубы, но ЦСКА удалось провернуть удачную сделку в нужный момент.

/Mike Egerton / PA

Гендиректор ЦСКА Роман Бабаев в интервью «Спорт-Экспрессу» заметил, что стартовое предложение «Вест Хэма» было скромнее – 19 млн евро. «30 млн евро – это неплохой заработок и в целом удачный кейс, – объясняет «Ведомости. Спорту» экс-президент «Локомотива» Илья Геркус. – Можно было бы продать и дороже, но это всегда гадание и удача. Назвать трансфер Влашича типичным случаем для нашей лиги нельзя. Таких примеров единицы, а не десятки».

С Геркусом не соглашается агент Маньяков: он считает, что везение тут не при чем. На первый план вышел менеджмент ЦСКА, который хорошо знает европейский рынок, понимает, сколько просить за игрока у тех или иных клубов, и умеет вести переговоры. «Я общался с агентом Влашича, – добавляет Маньяков. – Он говорил, что Никола хочет в Италию, но с ЦСКА очень сложно договариваться. Думаю, сейчас, когда хорват перешел в «Вест Хэм», никто не в накладе и не в обиде. Играть в Англии – мечта любого здравомыслящего футболиста».

К счастью для ЦСКА, с Влашичем не повторился сценарий Федора Чалова. В начале 2020 г. на нападающего претендовал «Кристал Пэлас», но футболист остался в России. По данным Transfermarkt, на тот момент Чалов стоил 16 млн евро, а сейчас его оценивают лишь в 10 млн. ЦСКА не смог вовремя отпустить игрока.

«Чалов стал заложником ситуации в клубе, – считает Маньяков. – Думаю, он бы ушел примерно за 20 млн евро, если бы сделка состоялась чуть позже – после покупки ЦСКА ВЭБом, которая случилась весной 2020 г. Но между Влашичем и Чаловым большая разница: Никола – футболист с европейским паспортом, он выступает за более статусную национальную команду. Чтобы Федор не потерял в капитализации, ему нужно было играть за сборную России, но его не вызывали».

Маньяков добавляет, что Влашич перешел в «Вест Хэм», потому что в Англии его знали по «Эвертону». По его мнению, годы выступлений в РПЛ не играют большой роли для резюме. Орещук уверен в обратном: Влашич стал Влашичем именно в ЦСКА.

«Никола заработал имя в РПЛ, это продукт Российской премьер-лиги, – убежден Орещук. – Другое дело – полузащитник Леандро Паредес, который в 2017 г. перешел из «Ромы» в «Зенит», а через полтора года его купил ПСЖ. Аргентинец приехал в РПЛ уже качественным футболистом с опытом Лиги чемпионов. Хотя «Зенит», конечно, тоже многое сделал для его продажи».

На трудоустройстве Паредеса в ПСЖ «Зенит» заработал 17 млн евро (покупали за 23, продали за 40) – это одна из самых успешных сделок в истории клуба. Теперь Паредес играет в одной команде с Неймаром, Мбаппе и Месси.

Из Ташкента к Моуриньо

Как выгодно продавать футболистов, знают и в «Ростове». Клуб редко тратит больше 2–3 млн евро на новых игроков, а трансферное сальдо за последние годы лишь раз оказалось отрицательным – в сезоне 2015/16. Даже летняя кампания 2017 г., когда из-за особых пунктов в контракте из «Ростова» в «Зенит» бесплатно перешли Александр Ерохин, Дмитрий Полоз и Кристиан Нобоа, вышла в «плюс» благодаря продаже Михи Мевли за 8 млн евро.

В клубе находят покупателей и за рубежом: в 2016 г. «Лацио» приобрел у «Ростова» ангольца Баштуша за 5 млн евро (в Россию он приехал за 250 000). Летом 2020 г. в Италию уехал и Эльдор Шомуродов – узбекский нападающий оказался в «Ростове» в 2017-м, когда перебрался из ташкентского «Бунедкора».

/NurPhoto / Contributor

В России форвард подорожал более чем в 10 раз – с 750 000 до 9 млн евро – такую сумму заплатил «Дженоа». Клубу из Генуи тоже удалось заработать на игроке сборной Узбекистана: спустя сезон в Серии А Шомуродова переманил к себе в «Рому» тренер Жозе Моуринью. Теперь одноклубники Эльдора – чемпионы Европы Бриан Кристанте и Леонардо Спинаццола.

Самый свежий пример трансферной грамотности «Ростова» – продажа Матиаса Норманна. Норвежский опорник, которого в 2019 г. купили за 1,7 млн евро, недавно отправился в аренду в английский «Норвич» с условием обязательного выкупа за 13 млн евро. «Селекция у «Ростова» очень крутая, – комментирует Орещук. – Там находят футболистов за адекватные деньги, а главное, что после перепродажи игроки идут на повышение в зарплате. В других клубах обычно так: платят футболисту большие деньги, а потом продать его невозможно».

Успешные трансферы «Ростова» – во многом заслуга спортивного директора Алексея Рыскина. Но даже у его команды подобные сделки не поставлены на поток, как это практикуют многие клубы Бельгии или Нидерландов. Там трансферы – это важная часть бизнес-стратегии.

В России же пока главными источниками доходов клубов остаются бюджетные вливания и поддержка корпораций. Хотя, по словам Маньякова, дело не только в этом. «В Голландии и в других странах все заточено под развитие игроков: доверие молодым, атакующий футбол, хорошие поля, стадионы и инфраструктура, – говорит он. – Мы до этого еще не дошли, и пока наш чемпионат за границей почти не смотрят».

Проблему не решить в течение одного или даже пяти сезонов, считает Маньяков, требуется долгосрочная целенаправленная политика. «Нужно развивать детский футбол, поднимать уровень тренеров и способствовать внутренней конкуренции, – добавляет он. – Вот такой продукт можно предложить европейцам».

Пока же российский футбол производит сомнительное впечатление и на международном уровне. Провалы топ-клубов РПЛ в еврокубках – мощная антиреклама лиги. Нет смысла искать новичков в России, если ведущие клубы страны не могут обыграть «Лудогорец», «Легию» или «Брюгге».