Тарасов тренировал и футбольный ЦСКА – крайне неудачно. Играли примитивно и чуть не вылетели

Так закончилась великая тренерская карьера
Валентин Соболев и Александр Яковлев / Фотохроника ТАСС

В истории советского спорта Анатолий Тарасов остался великим хоккейным тренером. Редкие футбольные эпизоды карьеры мэтра вспоминают нечасто, а в 1975 г. ЦСКА под его руководством едва не вылетел из высшей лиги

В современном мире назначение хоккейного тренера в футбольную команду вызвало бы бурю изумления. Представьте, что Олег Знарок, тренировавший в сезоне-2020/21 хоккейный «Спартак», возглавил футбольную команду Леонида Федуна, а Валерий Брагин из СКА и сборной взялся вести к победам «Зенит». Невероятно. А полвека назад такой сюжет был не только возможен, но и реален.

/Фотохроника ТАСС

Великий Всеволод Бобров в 1967 г. привел к чемпионству хоккейный «Спартак», а сразу после этого как действующий офицер был возвращен в ЦСКА футбольный и осенью того же года вывел его в финал Кубка страны. Затем вернулся в хоккей, в сборную, с которой провел знаменитую Суперсерию-72 и выиграл два чемпионата мира. А через год после ухода из «Красной машины» возглавил алма-атинский «Кайрат», выступавший в первой футбольной лиге.

В биографии вечного антагониста Боброва, Анатолия Тарасова, тоже есть две командировки на зеленые поля. В конце 1940-х он, развивая в стране хоккей, параллельно руководил футбольным ВВС. Правда, недолго – в Сталинграде прямо по ходу игры чемпионата СССР Тарасов подрался с директором местного стадиона и был дисквалифицирован, после чего переключился исключительно на хоккей. А в конце 1974 г. – уже в статусе непобедимого и легендарного хоккейного гуру – принял командование армейскими футболистами.

Маршальский жест

Ажиотажа по поводу неожиданного назначения не случилось: корреспонденты не поджидали героя возле тренировочной базы ЦСКА в поисках горячих новостей и острых цитат – времена были другие. Тем не менее за работой Тарасова следили пристально, а футбольные профи – даже ревностно. Ведь успехи человека из хоккея могли означать, что работать в футболе может любой толковый специалист и нет необходимости платить за «футбольный опыт» в резюме. Как говорил в кругу коллег тогдашний начальник ФК «Спартак» Николай Старостин, «если у Тольки получится, нас всех сошлют за Можай».

К тому моменту хоккейная история Тарасова уже завершилась. Со сборной СССР он простился еще в 1972 г. после победной Олимпиады в Японии. Из ЦСКА, которым с незначительными перерывами руководил почти четверть века, ушел весной 1974 г. Причины банальны: устал, постарел, потерял хватку.

Последний хоккейный сезон Тарасова в этом окончательно убедил. Могучая по именам команда играла нестабильно, а порой слабо, нередко пропуская по шесть-семь шайб за матч; тройка Борис Михайлов – Владимир Петров – Валерий Харламов утратила форму и вкус к игре; даже непробиваемый Владислав Третьяк выступал со срывами. В итоге армейцев превзошли «Крылья Советов», все молодые лидеры которых были в свое время отчислены из ЦСКА как неперспективные, а тренировал их недавний ассистент Тарасова Борис Кулагин, тоже не пригодившийся армейскому клубу.

Однако министр обороны СССР маршал Андрей Гречко, с которым Тарасов был коротко знаком, почему-то решил, что большой хоккейный тренер сможет по-новому проявить свой талант в футболе. Перед Тарасовым поставили задачу попасть в тройку призеров, а сам он вообще замахнулся на чемпионство. И начал готовить к нему команду еще до Нового года. Только не по-футбольному, а как умел.

/Сергей Метелица / Фотохроника ТАСС

Первый блин

Зимой ЦСКА тренировался по три, а то и по четыре раза в день. От непривычных объемов работы футболистов выворачивало после занятия прямо на форму – ее не успевали отстирывать между тренировками. Впрочем, игроки верили, что методика великого наставника правильная и обязательно поведет их к победам, а потому терпели чудовищные нагрузки – например, бегали наперегонки с партнерами на плечах, держащими в руках 20-килограммовые «блины». Помогало и чувство юмора Валентина Бубукина, которого Тарасов неожиданно для всех взял к себе в помощники и который всегда умел разрядить обстановку доброй шуткой.

Впрочем, Бубукину, как правило, и доставалось больше всех. Когда на одной из тренировок кто-то из армейцев отказался делать кувырок (штраф за ошибку), кувыркаться пришлось помощнику главного тренера. В другой раз Бубукин на вопрос, кто был лучшим на тренировке, назвал пятерых – и отправился заниматься с ними еще 40 минут. С ремаркой «чем лучше футболист, тем больше нужно его тренировать».

В результате армейцы подошли к сезону, резко раздавшись в плечах – футболки на них налезали с трудом, – но с совершенно примитивной тактикой. Той самой – «бей-беги». Смысл игры ЦСКА сводился к тому, чтобы, отобрав мяч у соперника за счет бесконечной череды силовых приемов, сразу передать его на фланг, а оттуда навесить на голову центрфорварду Борису Копейкину. Тот за три предыдущих сезона забил всего девять мячей (в 1973 г. вообще ни одного), зато в 1975 г. наколотил сразу 13. А все остальные игроки команды – 16.

Тем не менее поначалу турнирные дела у ЦСКА шли более-менее. В шести стартовых турах армейцы трижды выиграли 1:0, дважды проиграли 0:1 и одну встречу завершили нулевой ничьей. В седьмом туре Тарасов, сославшись на проблемы со здоровьем, не поехал в Ташкент. Командой руководил Бубукин. Он разрешил игрокам пасовать мяч как угодно, а не только вперед и на фланг. Итог матча: «Пахтакор», практически непобедимый у себя дома, был разбит – 1:3. После этого успеха армейцы вошли в тройку лидеров. Как оказалось, в первый и последний раз в тот год.

Котлеты по-киевски

Тарасов торжествовал недолго. Через тур ЦСКА играл в Киеве. Местные динамовцы только что завоевали Кубок кубков, а в составе сборной СССР, куда они входили всей командой, дважды победили в отборе к чемпионату Европы. В общем, были на ходу. Тарасов перед игрой пообещал тренеру «Динамо» Валерию Лобановскому, что его команда киевлян превзойдет. «Если только в разгрузке вагонов», – отшутился Лобановский. На футбольном поле от ЦСКА ничего не осталось. 30 ударов по воротам и убедительные 3:0 в пользу «Динамо», причем обошлось даже без обязательного гола Олега Блохина.

Работу Тарасова киевляне оценили уничижительно. Помощник Лобановского Олег Базилевич резюмировал: «Сегодня мы впервые увидели игру ЦСКА. Я назвал бы ее «футбол-хоккей». Подобная игра, основанная на тактике силового давления, жесткой, изобилующей фолами, таит угрозу отечественному футболу». С этого момента (было начало июня) и уже до финиша чемпионата (в начале ноября) в турнирной жизни армейцев началась беспросветная полоса.

После успеха в Ташкенте в 23 оставшихся матчах ЦСКА добыл всего две победы и 12 раз сыграл вничью. То ли от отчаяния, то ли из любопытства Тарасов пускался на всякие эксперименты, в результате которых середина поля то и дело перетасовывалась и в конце концов вообще разучилась выполнять свои функции. После столичного дерби обозреватели отметили: «Казалось, что на поле есть только полузащитники «Спартака».

Неплохую игру показывали только Копейкин, на которого подавала вся команда, да вратарь Владимир Астаповский. Из-за абсолютной веры Тарасова в персональную опеку голкипер то и дело был вынужден оборонять ворота практически в одиночку, поскольку соперники натурально растаскивали защитников в стороны, и оттого в каждой игре совершал кучу сейвов.

А Копейкину бомбардирские успехи не принесли счастья. Позже он вспоминал в одном из интервью: «Обошел по голам Блохина. Возвращаемся в Москву, Тарасов меня встречает: «Сейчас к тебе внимание повышенное, необходимо работать больше. Давай-ка 100 рывочков по 30 метров». Гонял, пока Блохин меня не обогнал. Лишь тогда отстал».

Унылая пора

Осень-1975 вообще получилась для ЦСКА грустной: шесть ничьих и семь забитых мячей в 11 встречах – и борьба за выживание, а не за медали до последнего тура. С огромным трудом удалось занять 13-е место – то же самое, на котором армейцы финишировали и в 1974 г., перед приходом Тарасова. А работу великого хоккейного мастера, так и не состоявшегося на футбольном поле, подытожил не менее великий футбольный мастер Виктор Маслов: «Команда ЦСКА удивила и огорчила своим тактическим ведением игры, ибо продемонстрировала тактику как минимум 20-летней давности. В игре московских армейцев не прослеживались не только современные методы построения игры, но даже самые обычные и необходимые связи между линиями и внутри линий».

По окончании сезона Тарасов не ушел – просто взял отпуск. Но весной 1976 г. скончался Гречко, а его преемник Дмитрий Устинов был явно не склонен путать футбол с хоккеем. Поэтому Анатолий Тарасов в дальнейшем сосредоточился на детском клубе «Золотая шайба», где и преуспел.