Владимир Долгий-Рапопорт: «Цель – не воспитать футболиста, а получать удовольствие от игры»

Основатель клуба GirlPower – о женском футболе и партнерстве с РФС и adidas
GirlPower

Восемь лет назад креативный директор рекламного агентства Владимир Долгий-Рапопорт и журналист Esquire Александр Борзенко столкнулись с проблемой: они попытались найти футбольную школу для своих детей, но не нашли ни одной секции, которая бы их устроила – везде детей настраивали на достижение результатов, а не на получение удовольствия от игры. Они взяли дело в свои руки и организовали собственный проект – академию TagSport. А еще через год на базе TagSport была образована женская школа футбола GirlPower для девочек и девушек.

Сейчас в TagSport регулярно занимаются больше трехсот детей, а GirlPower стала партнером Российского футбольного союза и adidas в проекте «Мы в игре» – бесплатных тренировок для девочек в пяти городах России. «Ведомости. Спорт» поговорили с Владимиром Долгим-Рапопортом о женском спорте и специфике работы частной футбольной академии.

Расскажите о принципах работы ваших проектов.

Есть две особенности. Первая касается и TagSport и GirlPower. Это внимательное и уважительное отношение к тренирующимся, отсутствие прессинга, учет индивидуальных особенностей – девочки, мальчика, взрослого. И постановка задач исходя из особенностей, возможностей и желания.

Обычно есть противопоставление: мы либо спорт, либо развлечение. Нам кажется, что этого противопоставления на самом деле нет, и спортивная подготовка отлично сочетается с вовлечением, мотивацией и поддержкой тренирующегося. Важное тренировочное отличие заключается в том, что мы не ставим целью воспитать футболиста или футболистку. Мы ставим цель научить ребенка играть в футбол и получать от этого удовольствие.

/GirlPower

Как только мы включаем задачу научить футболиста, мы сразу закапываем себя в стремлении к результату. Мы считаем, что формат конкуренции детям противопоказан, потому что дети совсем не созданы для конкуренции. Они развиваются нелинейно: ребенок, который хорошо проявляет себя в этом году, в следующем году может и должен, если мы не говорим про гениев, типа Месси, снизить показатели, это происходит даже в течение года. В этот момент сверху добавить конкуренцию – это вызов, который большинство детей не готовы воспринять. Традиционная система подготовки говорит, что это и есть этап отбора – если ты не готов к этому с детства – играть сквозь слезы, терпеть, работать до конца, то ты не спортсмен и не вырастешь спортсменом. Мы с этим не согласны и считаем это способом убийства в детях интереса к футболу.

Когда у вас академия профессионального клуба, понятно, что у вас очередь, каждый год приходят новые дети, создается конкуренция. Вы оказываетесь заложником системы – вы не можете оставлять всех старых и брать новых, у вас не бесконечное количество мест. Оставлять старых и не брать новых талантливых тоже странно. Мы считаем, что это ложная система.

Второе отличие касается в большей степени GirlPower. Мы строим не только футбольную академию, но и большой футбольный бренд, который сочетает и тренировочные программы, и производство спортивной формы, лайфстайл одежды, мероприятия, селебрити. У нас бизнес, который развивается в разных направлениях, эти направления должны поддерживать друг друга. Мы сильно отличаемся от традиционных футбольных проектов, которые сфокусированы исключительно на модели клуба или футбольной школы.

Почему вы решили создать женский клуб? Сыграла ли роль возможность занять свободную нишу?

Группа мам попросила нас тренировать их, потому что хочется играть с детьми, а они не умеют. Мы шли наощупь, опытным путем. Вначале было ощущение, что это никому не нужно. Никакого женского футбола не существовало, когда мы приходили, в массовом смысле. В профессиональном – какой был, такой был. В массовом, в любительском смысле, женщина, играющая в футбол – это было «вау». Никакой идеи, что мы можем занять какую-то нишу, что это зачем-то кому-то нужно, не было вообще.

/GirlPower

Какие самые крупные статьи расходов у академии?

Аренда. Просто чудовищно дорогая, в Москве, в Санкт-Петербурге — во всех городах. Вторая статья в обычных частных футбольных секциях — это «реклама». Мы на рекламу средств практически не тратим, у нас другое на втором месте – это обучение тренеров. А еще социальные проекты, на которые мы тратим значительные деньги. У нас есть своя стипендиальная система, которая позволяет тренироваться детям из малоимущих семей, есть стипендиальная система для взрослых, которая позволяет тренироваться девушкам и женщинам, попавшим в сложную жизненную ситуацию. В зависимости от месяца [социальные расходы Tagsport и GirlPower составляют] – десятки, сотни тысяч рублей.

Трудно ли было привлечь спонсоров в женский футбольный клуб? Как вы начали сотрудничать с adidas?

Мы не привлекаем в буквальном смысле спонсоров, скорее партнеров. Когда спонсоры приходят в футбольный клуб и размещают логотип на футболке, они решают свои конкретные задачи – привлечение аудитории. Футбольный клуб в этот момент является такой же площадкой, как «Формула-1», теннисисты, еще кто-то, кого можно спонсировать. У нас не такие аудитории.

Мы выстраиваем стратегические отношения. Наше партнерство с adidas длится уже больше 6 лет. Причем сейчас в России adidas поддерживает сборную России, футбольный клуб «Локомотив», футбольный клуб блогеров «Амкал» и нас. Вот четыре футбольных проекта, которые поддерживает adidas, больше нет. С нами они работают уже шесть лет, мы только наращиваем темп. Нельзя сравнивать наши взаимоотношения и взаимоотношения adidas с «Локомотивом», это разные уровни. И задачи, которые мы решаем, тоже разные.

Какая adidas от нас польза? Мы являемся одним из самых известных и популярных проектов о массовом женском футболе в России. Очевидно, что в России девочки и женщины будут играть в футбол так же массово, как и мужчины, как это произошло с бегом, с теннисом, с фитнесом, много с чем еще. Завтра или через пять лет – другой вопрос, но это произойдет. Надеюсь, у нас получится оставаться главным проектом в массовом женском футболе. У нас пока нет амбиций выстраивать какие-то профессиональные истории, но в массовом мы хотим быть абсолютным лидером.

/GirlPower

Для adidas женский футбол – одно из приоритетных направлений, они хотят, как и во всем остальном, сотрудничать с лучшими проектами. Сейчас мы говорим про сравнительно небольшие цифры, если сравнивать с тем же самым мужским футболом. Но вопрос в том, в какую точку вы смотрите – если вы думаете о том, сколько сегодня можно продать бутс или футболок, то женский футбол, наверное, не бизнес. Если вы смотрите в точку через 3-5 лет, то, конечно, он дико интересен.

Второй год мы находимся в партнерстве с Российским футбольным союзом, вместе решаем задачи по популяризации массового женского футбола. Мы информационно поддерживаем и помогаем привлекать аудиторию на игры Сборной России и Суперлиги. Суперлига — это новый бренд Чемпионата России по футболу среди женских команд, очень классный и продуманный. Он только развивается, но уже показывает отличные результаты.

Сейчас в партнерстве с РФС запустили «Мы в игре», это проект по бесплатным тренировкам в течение лета в пяти городах России, огромный, тяжелейший проект. Это история для девочек по всей России (не только в этих пяти городах) про вовлечение их в футбол.

Кто стал инициатором вашего совместного проекта с РФС? Какие на вас обязательства в рамках его реализации?

Мы с коллегами из Департамента женского футбола РФС вместе придумали партнерский проект. Цель – вовлечение девочек в футбол. Мы делаем руками все – мы нашли и отобрали площадки, совместно с РФС выстраиваем коммуникационную кампанию и кампанию по вовлечению родителей. Мы провели отбор тренеров, они работают под нашей супервизией и при постоянном участии. Помимо тренировочной программы есть еще программа вовлекательная, когда девочки ходят на местный футбол, на экскурсии на стадионы и другие мероприятия.

Сколько стоят занятия в школе? Много ли денег приносят ученики?

Абонемент на месяц в Москве – от 5 000 до 8 000 руб. в зависимости от частоты посещаемости. В регионах это будет ниже, естественно, в зависимости от региона. Средств хватает для стабильной оплаты аренды и выплаты зарплаты тренерам. Их не хватает для того, чтобы супербыстро расти, поэтому мы и привлекаем партнеров, которые позволяют реализовывать новые проекты и масштабировать текущие.

В чем специфика работы с детьми, особенно с девочками?

Главное – не забывать, что они дети. Не забывать, что то, что они делают, они делают для себя, а не для вас. Самое частое, что мы видим – когда тренеры и родители начинают требовать каких-то результатов, достижений.

С девочками особенностей гораздо больше. У девочек, особенно старше пяти лет, практически не существует групповой динамики, они не играют в командные игры. Девочки, которые приходят на тренировку, очень сильно отличаются от мальчиков. Они гораздо послушнее и внимательнее к тому, что говорит тренер. С другой стороны, они не то, чтобы не готовы играть в футбол. Но они не готовы отнимать друг у друга мяч, не готовы пихаться, толкаться, бегать командами 2 на 2 или 3 на 3 больше 10 минут вначале. Это все для них вызовы, через которые вместе с тренером нужно проходить.

/GirlPower

Если мальчик, пришедший на футбол, скорее всего уже играл в футбол и знает, чего хочет, то девочка просто пришла посмотреть на что-то новое. Если мальчику не понравится тренер, он скажет: «Что-то здесь было плохо, пойдем еще куда-нибудь». Девочка скажет: «Футбол – отстой, можно меня сюда больше не водить?» Поэтому так важно, чтобы девочки попадали на качественных тренеров, которые видят главной задачей вовлечь.

А если мы вовлекли ребенка, то ребенок будет развиваться. Дальше уже от программы тренировок, от команды, от тренера и многих факторов зависит, насколько быстро, качественно и хорошо это будет происходить. А если не вовлекли – то все остальное неважно, каким бы оно хорошим не было. 

Есть ли у академии выпускники в топ-клубах? Сотрудничаете ли вы с большими командами?

Выпускников в топ-клубах у нас нет, нам пока мало лет совсем (академия Tagsport запустилась в 2013 г. – «Ведомости. Спорт»). У нас есть дети, которые перешли от нас в топ-академии в России и в Европе. В московских академиях практически во всех клубах есть наши дети.