Леонид Федун: «Хотим не продажи алкоголя, а роста доходов»

Владелец «Спартака» о том, почему пора снять запрет на продажу слабого алкоголя
Сергей Портер / для Ведомостей

Реализация алкоголя не самоцель

Решение о снятии ограничения на реализацию слабого алкоголя (речь может идти не только о пиве, но и о вине – например, российского производства) представляется логичной мерой. В числе прочего это обусловлено культурой посещения спортивных состязаний, которая формировалась в течение не одного десятка лет. Это касается футбола, хоккея и других игровых видов.

Продажа слабоалкогольной продукции на стадионах не приводит к негативным последствиям при должной организации: увеличении количества контролеров-распорядителей, камер слежения и т. п. Проведение матчей чемпионатов мира и Европы подтвердило, что мы это умеем.

Реализация слабого алкоголя для нас не самоцель. Хотя, как показывают исследования, это помогает увеличить посещаемость матчей. Речь идет о повышении доходов клубов, что напрямую влияет на спортивные результаты. Напомню, что в тридцатке самых обеспеченных клубов мира лишь один представляет Россию. «Спартак», например, выбыл из сотни. При этом результаты выступления наших команд в международных турнирах в последние пару лет просто позорные.

Сейчас в России доля реальных коммерческих доходов у клубов из наиболее популярных видов спорта, футбола и хоккея, не превышает 20%. При этом все ведущие спортивные лиги мира – Английская премьер-лига, испанская Ла Лига, итальянская Серия А и др. – функционируют полностью или практически полностью за счет коммерческих доходов.

О необходимости стимулировать коммерческую деятельность на объектах спорта говорят не только клубы, но и органы государственной власти. Например, задача существенно сократить долю государственных средств в клубных бюджетах (имея в виду и компании с государственным участием) прямо отражена в Стратегии развития детско-юношеского и профессионального спорта, которую правительство России утвердило в ноябре минувшего года.

Нужно следить не кто сколько пьет, а как себя ведут

Давайте не будем следовать примитивным стереотипам о том, что люди – если ограничения снимут – будут идти на стадион только с одной мыслью. Опыт ЧМ-2018 и других международных турниров, когда продажа слабого алкоголя допускалась, отчетливо продемонстрировал: никакого всплеска агрессии или других негативных проявлений не последовало. Желающие «дойти до кондиции» делают это до начала матча.

Места потребления – вопрос дискуссионный. В минувшем сезоне, к примеру, из-за ограничений Роспотребнадзора и необходимости носить маску на трибуне нельзя было пить любые напитки. Возможно, в открытой таре (одноразовых стаканах) стоит разрешить проносить пиво на трибуны. Но ни в коем случае нельзя допускать ситуаций, которые мы наблюдали на Евро-2020 в Копенгагене, когда на поле, в том числе в сторону игроков противника, летели стаканы.

За такое поведение нужно наказывать. Клубы должны строго контролировать болельщиков с помощью стюардов, камер и иных доступных ресурсов. Вспомним, что в наследство после чемпионата мира на наших стадионах осталось самое современное оборудование для видеонаблюдения – сотни камер с высоким разрешением. Наличие такой системы может быть основанием для лицензии на продажу и рекламу слабоалкогольных напитков на стадионе.

Понадобится ли больше стюардов и другого персонала, время покажет. Мы уважаем наших болельщиков. Исходим из того, что мы все в равной степени переживаем за наш клуб и понимаем цену – в прямом и переносном смысле – подобающего поведения. И тех санкций, которые могут возникнуть в случае конфликтов на трибунах.

По крепости алкоголя разделяю позицию коллег, а также депутатов Государственной думы, которые внесли соответствующий законопроект, – до 16,5 градуса. Под эти ограничения подпадают вино, пиво, сидр и т. д. Но возможно и более радикальное предложение – например, не выше пяти градусов.

А вот предложение «стакан в одни руки» выглядит, на мой взгляд, нелепо. Нужно следить не за тем, кто сколько выпивает, а кто и как себя ведет. Персонажи одного старого анекдота предлагали друг другу пить для запаха, потому как дури у них и так хватало.

Речь как минимум о миллиарде

Примерные доходы от прямой продажи можно подсчитать, опираясь на данные тех лет, когда ограничения не применялись, и статистику посещения матчей в последних сезонах. На наш взгляд, для клубов РПЛ суммарно речь может идти о 1 млрд руб.

И это только продажа самого слабого алкоголя. А мы ведь говорим о культуре потребления, т. е. полноценном обеде, закусках. Поэтому синергия от продажи снеков, фастфуда и других товаров даст более весомый финансовый результат.

Плюс мы исходим из того, что производители получат дополнительную мотивацию для рекламы на спортивных объектах и в СМИ. Поэтому общая сумма потенциального дохода может увеличиться в несколько раз и составить значительную долю в структуре доходов.

Возвращение пива в спорт имеет много общего с легализацией букмекеров.

Доходы клубов РПЛ и самой лиги в сезоне 2020/21 от букмекеров составили почти 2 млрд руб., а все их спонсорские активности – примерно 5 млрд руб. Кроме того, целевые отчисления на развитие спорта составили только в 2019 г. 1,2 млрд руб., а уплаченные налоги еще 770 млн руб.