Сколько денег потратили «Спартак» и «Краснодар» на покупку футболистов

«Ведомости. Спорт» изучили трансферную политику клубов, играющих сегодня на «Открытие Арена»
Возвращение нападающего Квинси Промеса в «Спартак» стало главным трансферным и медийным событием зимней паузы 2020/21 в РПЛ /Пресс-служба футбольного клуба «Спартак»

В эти минуты проходит Winline Derby – в центральном матче 21-го тура Российской премьер-лиги (РПЛ) «Спартак» играет с «Краснодаром». Букмекерская контора Winline предлагает коэффициент 1,12 на победу «Спартака», 15,0 на победу «Краснодара» и 7,5 на ничейный исход. Актуальная информация о коэффициентах по ссылке.

В профайлах «Спартака» и «Краснодара» много общего. Обе команды принадлежат частным владельцам – миллиардерам Леониду Федуну и Сергею Галицкому соответственно. Оба клуба серьезно вкладываются в развитие детского футбола, чтобы регулярно пополнять основной состав собственными воспитанниками: футбольные академии «Спартака» и «Краснодара» самые крупные в стране. И все же трансферы остаются солидной частью расходного бюджета обеих команд. С сезона 2011/12 – дебютного для «Краснодара» в Российской премьер-лиге (РПЛ) – «Спартак» потратил на приобретение футболистов почти в 2 раза больше краснодарской команды. При этом у клубов схожие резюме достижений за 2010-е гг. «Ведомости. Спорт» разбирается в особенностях трансферной политики «Спартака» и «Краснодара».

Еврокубки и трансферы

Возвращение нападающего Квинси Промеса в «Спартак» стало главным трансферным и медийным событием зимней паузы 2020/21 в РПЛ. Отчасти это связано с пассивностью большинства клубов премьер-лиги. Например, «Краснодар» ограничился лишь арендой вратаря Егора Бабурина из «Ростова» и камерунского защитника Ойонго из «Монпелье». Оба перехода вынужденные: голкипер Матвей Сафонов в 2021 г. не провел ни одного матча (даже контрольного), а защитник Кристиан Рамирес получил травму в середине февраля, и ему тоже потребовался сменщик. Правда, Ойонго уже в дебютном матче порвал крестообразную связку и не сыграет до конца сезона.

Сделки зимы 2020/21 вполне отражают общие принципы трансферной политики «Краснодара» и «Спартака» 2010-х. С 2011 г. красно-белые ни разу не потратили на новых игроков меньше 10 млн евро за сезон, а в клубе Галицкого выделяют большие суммы не каждый год. По данным Transfermarkt, за десятилетие трансферные расходы «Спартака» составили 239 млн евро, «Краснодара» – 135 млн евро. И это несмотря на большие вложения клубов в детско-юношеский футбол. Согласно отчету Российского футбольного союза (РФС), в 2019 г. «Спартак» потратил на эти цели 217 млн руб., а «Краснодар» – 827 млн руб. Но пока в заявочных списках команд на РПЛ представлено лишь несколько выпускников клубных академий.

Скромнее всего клубы вели себя в сезоне 2014/15, когда валютный кризис ударил по всему российскому футболу. Рекорд по расходам «Спартак» и «Краснодар» поставили тоже синхронно – в сезоне 2019/20, но мотивы у команд были разные. Команда Мурада Мусаева готовилась к дебюту в Лиге чемпионов и потратила под 30 млн евро на Реми Кабеллу, Тонни Вильену, Юнеса Намли, Кайо, Маркуса Берга и нескольких игроков из РПЛ. В итоге Кабелла травмировался перед решающими матчами за выход из группы, «Краснодар» в плей-офф не попал, Кайо вместо Лиги чемпионов отправился в фармклуб играть в ФНЛ, Намли сослали в аренду, а Берг стал регулярно забивать лишь ближе к середине осени.

Летом 2019 г. «Спартак» тоже сильно перетасовал состав. Поводами стали неубедительная игра команды под руководством Олега Кононова в сезоне 2018/19 и приход на пост генерального директора Томаса Цорна. Правда, комплектация получилась хаотичной: «Спартак» начинал предсезонные сборы с Фернандо, Луисом Адриано, Зе Луишем и Ханни, но вскоре клуб с ними расстался, заработав на трансферах 30,75 млн евро. В результате новых игроков подтягивали уже по ходу сезона: Гус Тил, Алекс Крал, Эзекиль Понсе, Джордан Ларссон, арендованный чемпион мира 2014 г. Андре Шюррле и еще несколько новичков обошлись в рекордные 40,5 млн евро. А руководить ими с октября 2019 г. стал новый главный тренер – Доменико Тедеско. 

Промес и 100-летие «Спартака»

Перестановки в менеджменте «Спартака» в ноябре – декабре 2020 г. спровоцировали покупки минувшего трансферного окна. Если раньше за приглашение футболистов отвечал Цорн, а затем сменивший его Шамиль Газизов, то с ноября в клубе снова работает спортивный директор Дмитрий Попов. Его фигура связана со многими трансферами «Спартака» конца 2000-х и первой половины 2010-х, когда командой руководил Валерий Карпин, меняя и совмещая посты генерального директора и главного тренера. 

«В эпоху Карпина в «Спартаке» все было более-менее стабильно с точки зрения трансферов, – вспоминает агент Александр Маньяков. – Тогда в клубе действовал селекционный регламент, и его в целом придерживались. Сейчас в «Спартак» вернулся Попов, и поиск игроков подчинен краткосрочным, среднесрочным и долгосрочным целям. Хотя это нигде не афишируется, но менеджеры «Спартака» хотят выиграть чемпионат в год столетия клуба – оно будет отмечаться в 2022 г. Под эту краткосрочную цель вернули Промеса, под среднесрочные пригласили опорника Йоррита Хендрикса, а для реализации долгосрочных задач подтягивают молодых воспитанников академии, в частности Степана Оганесяна, Руслана Литвинова и Никиту Бакалюка».

И в 2014 г., и в 2021 г. Промеса в «Спартак» приглашал Попов. Покупку уже зарекомендовавшего себя игрока можно расценить и как желание руководства клуба вернуть свой чемпионский 2017 год, и как стремление укрепить состав проверенным футболистом. В любом случае, настаивает Маньяков, оценивать работу нового спортивного директора нужно по итогам летнего трансферного окна.

«Краснодар» и селекция

В «Краснодаре» нет спортивного директора, но в 2016–2017 гг. эту должность занимал Алексей Зинин, в прошлом журналист и пресс-атташе «Спартака». За это время состав команды пополнили, например, Виктор Классон и Кристиан Рамирес. А помогал спортдиректору в поиске футболистов скаут Дмитрий Нечипоренко. По его словам, влияние Зинина было большим, но решения в «Краснодаре» все равно всегда оставались и остаются за генеральным директором Владимиром Хашигом и президентом Галицким.

После ухода Зинина «Краснодар» стал тратить заметно больше. Только за два сезона – 2018/19 и 2019/20 – клуб закупился на 55 млн евро, и лишь трансферы Ивана Игнатьева в «Рубин» (7 млн евро), Кристиана Куэвы в «Сантос» (6 млн евро) и Федора Смолова в «Локомотив» (9 млн евро) отчасти помогли компенсировать затраты.

Но многие приглашенные Зининым футболисты сейчас стоят дороже, чем на момент их покупки. Цена Классона выросла с 2 млн евро до 11 млн евро, а стоимость Рамиреса поднялась с 1,5 млн до 6,5 млн евро. К успешным сделкам Зинина можно добавить и Вандерсона: хотя в 2017 г. «Краснодар» за него заметно переплатил (отдали «РБ Зальцбург» 8 млн евро при рыночной стоимости 2,75 млн евро), текущая трансферная цена еще больше – 11 млн евро. Но для «Краснодара» цифры Transfermarkt не главное, считает Нечипоренко: «Клуб нацелен на приобретение тех футболистов, которые могут дать результат здесь и сейчас. Даже в ситуации с травмой Рамиреса наверняка были выгодные варианты: купить игрока помоложе за условные 50 руб., а потом продать за 5000 руб. Но эта стратегия работает только на перспективу, а для «Краснодара» очень важно не провалиться в текущем сезоне. Это здравый подход».

Скандинавы и адаптация

В современном футболе редкий клуб с амбициями готов формировать состав по национальному признаку: в «Атлетике» из Бильбао играют только баски, а в донецком «Шахтере» 11 бразильцев – вот, пожалуй, и все примеры. Скауты «Краснодара» и «Спартака» ищут футболистов по всему миру, без географических ограничений.

«У Попова хорошие связи в Бразилии, – комментирует Маньяков. – Он знает тех, кто готов предоставить исчерпывающую информацию по местным игрокам. Но футбольный рынок – это живой организм, где все постоянно меняется. Одно время брали голландцев, потом эта тенденция пошла на спад, а сейчас игроки Эредивизи вновь интересны многим клубам. Но четкой привязки к чемпионату нет».

Выбор игроков из определенной страны обычно продиктован совокупностью факторов. Через «Краснодар» прошло много скандинавских футболистов (сейчас в составе – трое), потому что они стоят относительно недорого и быстро адаптируются. То же самое касается игроков из балканских стран, а вот представители Западной Европы – это всегда риск.

«Когда я работал в «Краснодаре», ценились игроки из Франции, – вспоминает Нечипоренко. – Но с тех пор ситуация сильно изменилась: сейчас еще можно пригласить Ойонго – игрока из клуба-середняка, у которого нет больших перспектив в Лиге 1, – но надеяться на покупку более молодого футболиста слишком наивно. Агенты готовы к переговорам с командой РПЛ, но они используют их как фактор давления на другие европейские клубы. Изменилось восприятие российского чемпионата: денег стало меньше, результаты в еврокубках хуже, поэтому переход в РПЛ скоро будет равнозначен трансферу в чемпионат Саудовской Аравии».

«Спартак» и агенты

«Краснодар» в целом с неохотой контактирует с агентами и даже запрещает воспитанникам академии подписывать контракты с посредниками. Это одна из причин, почему в агентской среде работа со «Спартаком» считается более прибыльной. Если на трансферы красно-белые стабильно тратят в 1,5–2 раза больше клуба Галицкого, то в расходах агентов разница еще внушительнее. По данным РФС, в 2018 г. «Краснодар» заплатил посредникам почти 66 млн руб., а «Спартак» – 689 млн руб. В 2019 г. на эти цели клубы потратили 257 млн и 853 млн руб. соответственно.

Официальные цифры подтверждает и Маньяков: «Спартак» щедрее «Краснодара». Но он также подчеркивает, что к нему редко обращаются из клуба с просьбой посоветовать игрока, если речь не идет о молодых футболистах. В большинстве случаев агенты сами звонят в спартаковский офис.

Сравнить результаты работы скаутов, агентов и менеджеров клубов можно уже 7 марта, когда «Спартак» примет «Краснодар» в рамках 21-го тура РПЛ.