Сколько зарабатывали и как жили советские футболисты

«Ведомости. Спорт» изучили платежные документы клубов СССР
ИТАР-ТАСС / СПОРТ-ЭКСПРЕСС

Баснословные зарплаты в современном футболе раздражают всех, кроме агентов, которые получают с них щедрые комиссионные. По данным исследования Sporting Intelligence, игрок РПЛ в 2018 г. зарабатывал в среднем $877 000 в год, т. е. около 5 млн руб. в месяц. Руководители клубов признают, что большинство футболистов получает несоразмерные своей квалификации деньги, но конкуренция на рынке вынуждает владельцев команд платить все больше и больше. Добавляют негатива и прославленные игроки советской эпохи, регулярно выступающие экспертами в СМИ: мол, мы в свои годы пахали больше, выигрывали чаще, а зарабатывали по сравнению с нынешними копейки. В такие моменты советские спортсмены из других видов могут лишь саркастически улыбнуться: мы-то помним, сколько вы выигрывали и сколько зарабатывали.

Так и есть. Советские футболисты были самой высокооплачиваемой спортивной кастой. И по меркам СССР считались не просто зажиточными – богатыми людьми. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать старые платежные ведомости.

Одна из них попала в руки автору книги «Кристальные люди», журналисту Станиславу Гридасову. Выяснилось, что базовая зарплата игроков «Спартака» в чемпионском 1938 году составляла 800 руб. в месяц, старшего тренера – 1160 руб. (при средней по стране – 339 руб.). Еще были бонусы за победы – от 2300 до 2900 руб. за год и чемпионская премия за весь сезон – от 2000 до 2800 каждому. Плюс к тому клуб оплачивал игрокам дополнительное питание – 1245 руб. в год, аренду дачи – до 2000 в год, а также путевки в санаторий и пособия на лечение – от 600 до 2700 руб. То есть суммарный годовой доход спартаковца 1938 г. мог достигать 18 000 руб. – в 4–5 раз больше, чем у обычного советского гражданина.

/PhotoXpress

И это «Спартак», а не «Динамо» и не ЦСКА, где ставки тогда были на порядки выше. Журналист-историк Аксель Вартанян отыскал как-то стенограмму совещания футбольных функционеров от декабря 1943 г. На нем тренер «Торпедо» Виктор Маслов сетовал, что его игроки получают 429 руб. в месяц: «деньги ничтожные – едва хватает для отоваривания продовольственных карточек», а в других командах зарабатывают по 1200. Тут же выяснилось, что динамовцам и этого мало. «Нужно поставить мастеров футбола в более почетное положение и значительно повысить им зарплату, – призывал представитель «Динамо» Евгений Фокин. – Нельзя платить 1200 руб. футболисту, на которого смотрят тысячи зрителей».

Зарплатный потолок

Ситуация изменилась лишь через 10 лет. После проигранной Олимпиады-1952 власти провели ревизию футбольного хозяйства. И выяснилось, что игроки профсоюзных команд («Спартака», «Торпедо», «Трактора», «Зенита», «Крыльев Советов») имеют оклады от 880 до 1200 руб. в месяц, тогда как в ВВС и «Динамо» – от 2800 до 4000. Зарплаты в приказном порядке уравняли – в пределах 1200–2000 руб., разрешив лишь доплаты «сборникам» – по 300–500 руб. Премии тоже ограничили: не более 300 руб. за матч.

Стоит только заметить, что все это дореформенные величины. С 1961 г. цифры на ценниках и в платежках сократились в 10 раз. Но и в новом выражении зарплаты футболистов выглядели внушительно. До 1964 г. максимальная ставка учителя достигала 131 руб. – с доплатой за классное руководство и проверку письменных работ или с пенсией, а с 1964 г. потолком стали 160 руб. У врачей – 108 и 125 руб. соответственно, а с пенсией – 151 и 170 (это при 25-летнем стаже). Для сравнения: юниору Виктору Шустикову в 1957 г. за переход из юношеской команды в московское «Динамо» был предложен оклад 1100 руб. – 110 после реформы. И то он отказался – предпочел «Торпедо». Билет на футбол в те годы стоил от 5 до 10 руб., в новых ценах – от 50 коп. до 1 руб.

Нелегальные доходы

К 1970 гг. футболисты научились зарабатывать гораздо больше, чем предписывал регламент. Поскольку в табели их профессия как таковая отсутствовала – в СССР спорт был «любительским», игроков трудоустраивали как обычных работников, но на самые денежные позиции. Команды заводов и горнорудных предприятий состояли сплошь из высокоразрядных специалистов горячих станов и глубоких шахт с зарплатой порядка 500 руб. А в ворошиловградской «Заре» играли «рабочие урановых рудников» – это уже 800 руб. в месяц. В «Торпедо» летом 1972 г. ведущие игроки получали 574 руб. в месяц, тренеры – 636, поздней осенью – 779 и 862. «Локомотив», в 1972 г. вылетевший из высшей лиги, в отдельные месяцы платил футболистам 780 руб., а тренерам – 810. И это без учета премий за победы и различных доплат за звания и т. п.

/Андрей Гордеев / Ведомости

Существовал еще один источник дохода – товарищеские матчи. Доля от продажи билетов, поступавшая в клуб, целиком распределялась внутри команды. Иногда можно было схитрить и организовать «неучтенный» матч – точно так же, как артисты проводили на гастролях дополнительные концерты, которые не упоминались в афишах и ведомостях. С таких игр в клуб шла половина билетной выручки. Известно, что донецкий «Шахтер» в 1972 г. за два таких матча обогатился на 5000 руб., а «Торпедо» провело семь неучтенок на 12 000 руб. Поделить на 20 игроков – тренеров – администраторов получается хорошая прибавка к официальным заработкам.

Среднестатистический советский человек получал в 1970-х 120–140 руб., а к концу 1980-х едва добрался до 200–250. Колбаса тогда стоила от 2 до 4 руб., хлеб – 20–30 коп. За 4000 можно было купить простенький автомобиль, за 10 000 – машину посолиднее. Права на приобретение авто у футболистов были первоочередные. По их доходам автомобиль действительно мог считаться не роскошью, а лишь средством передвижения.

Олимпийские ценности

Другие атлеты относились к футболистам с понятной ревностью. Сопоставимые заработки были только у олимпийских чемпионов и рекордсменов мира. Согласно приказу Совета министров 1959 г., за мировой рекорд государство платило 1500 руб. спортсмену и 500 руб. – его тренеру. Столько же стоили олимпийское золото и победа на чемпионате мира. За серебро выдавали 500 руб., за бронзу – 300, а тренер в этом случае не получал ничего. Чемпион Европы получал 500 руб. (тренеру – 300), как и чемпионы СССР в отдельных дисциплинах (футбол, хоккей с шайбой, бокс, борьба, велоспорт, гимнастическое, конькобежное и легкоатлетическое многоборье, марафонские и максимально длинные дистанции в беге и лыжах). В 1971 г. к чемпионатам Европы приравняли хоккейный «Приз «Известий». Всесоюзным победителям в других видах полагалось 300 руб. За вторые-третьи места – 200 и 100. Как тут не злиться на футболистов с их премиями за отдельные выигранные матчи?

В 1966 г. ставки подросли: 2000 руб. (и 1000 – тренеру) за первое место на Олимпиаде, 1200 и 800 – за 2-е, 800 и 600 – за 3-е, и даже за 6-е кое-что полагалось – 200 и 100. Лишь в 1976 г. олимпийцев перестали ущемлять: золото – по 4000 спортсменам и тренерам, серебро – по 2000, бронза – по 1500, 6-е место – по 500. А с 1979-го по этой шкале вознаграждался и выигрыш хоккейного чемпионата мира.

Впрочем, огромные по советским меркам зарплаты платили не везде. А, допустим, в «Динамо» или ЦСКА с определенного момента гораздо больше стали цениться гарантии будущего, которые обеспечивала принадлежность к силовым ведомствам. На слуху были грустные истории «профсоюзников» – бывших игроков «Спартака», «Торпедо» и других команд, которые по ходу игровой карьеры жили на широкую ногу, но, сойдя за кромку поля, становились никому не нужными и практически нищими. В динамовской или армейской системе футболист, повесив бутсы на гвоздь, продолжал службу и сохранял за собой все приобретенные блага, включая выслугу лет. И хотя зарплаты там были меньше, игроки часто предпочитали переходить туда – и оставаться насовсем.

К тому же в ведомственных клубах всегда были неплохие составы и победные традиции. В киевском «Динамо» 1980-х стандартный оклад был 200–250 руб. плюс доплата за «звездочки» и спортивные регалии. Даже великий Олег Блохин получал около 350 руб. Но плюс премиальные, доплаты за выступления в сборной (а это еще и суточные), полный пансион на сборах и выездах.

При этом были клубы и гораздо богаче, прежде всего среднеазиатские, даже во второй лиге, куда стремились попасть игроки из провинциальной России. Были и намного скромнее, с окладами по 60–100 руб. Обо всех не расскажешь. Но факт остается фактом: даже ветераны из «бедных команд», называя свою зарплату копеечной по сравнению с современными футболистами, по меркам СССР зарабатывали гораздо больше других советских граждан. Добавим: и других советских спортсменов.