Как осужденные футболисты заново начинали карьеру после тюрьмы

Лишение свободы редко идет на пользу спортивным успехам
Андрей Гордеев / Ведомости

Отечественный футбол до инцидента с Александром Кокориным и Павлом Мамаевым знал три громких случая, когда футболисты топ-клубов попадали за решетку. Торпедовец Эдуард Стрельцов потерял пять лет, но, освободившись, выиграл чемпионат страны, дважды был признан лучшим футболистом и стал иконой для болельщиков 1960-х. Юрий Севидов прервал выступления в 1965 г. в ранге экс-чемпиона и обладателя Кубка СССР в составе «Спартака», четыре года спустя возобновил карьеру в «Кайрате» – и помог клубу из Алма-Аты вернуться на футбольную орбиту, а позже превратился в авторитетного эксперта.

А вот Анатолий Дергачев, отсидев полтора года из трех, предписанных приговором 1960 г., хоть и был принят обратно в «Зенит», вторично так и не состоялся. Талантливому полузащитнику с прекрасным пасом пророчили большое будущее, уже в 19 лет он играл в зенитовской основе, но пьяная драка с жестоким избиением прохожего все испортила. После заключения Дергачев провел в «Зените» еще пять сезонов, но был лишь тенью самого себя и в 28 отправился доигрывать на периферию большого футбола, так и не оставив в нем заметного следа. А в 33, и опять после пьянки, был убит.

Бремя доказательства

Стрельцова, Севидова и Дергачева объединяет одно важное обстоятельство: они беспрепятственно, пусть и с некоторыми оговорками, вернулись в футбол. В Британии к осужденным футболистам относятся гораздо строже. В 2012 г. валлиец Чед Эванс, воспитанник «Манчестер Сити», игравший за «Шеффилд Юнайтед» и сборную Уэльса, был обвинен в изнасиловании девушки. Ему присудили пять лет, за решеткой он провел половину срока и воспользовался правом на условно-досрочное освобождение. Едва Эванс попытался вернуться в «Шеффилд», начались демарши: многие популярные персоны, входившие в состав руководителей клуба, подали в отставку, спонсоры стали отзывать контракты. Эванс пробовал устроиться в другой клуб, в третий – везде отказ, даже в таких скромных, как «Хартлпул», «Олдем», «Гримсби», мальтийский «Хибернианс».

Через полтора с лишним года таких мытарств освобожденного, но неприкаянного Эванса по итогам пересмотра дела признали невиновным. Его тут же подписал «Честерфилд», а в очередь встал... «Шеффилд».

Чед Эванс /PA Images / TASS

Долгий путь восстановления репутации прошел и Ли Хьюз. В 2004-м один из сильнейших игроков «Вест Бромвича» не справился с управлением автомобилем и врезался во встречную машину, убив одного из ее пассажиров. Проведя в заключении три года из шести, Хьюз примкнул к клубу «Олдем», где ему положили зарплату в 10 раз меньше, чем была в «Вест Броме». Руководству «Олдема» пришлось ограждать игрока от обструкции фанатов, не желавших видеть в любимой команде убийцу. Но Хьюз, понимая, что сам виноват в своих несчастьях, рьяно взялся за дело: в следующем году забил 18 мячей, завоевав расположение публики, а затем перешел в «Ноттс Каунти» и стал лучшим бомбардиром второй лиги с 30 голами. После этого еще 10 лет, до апреля 2020 г., выступал в низовых дивизионах, пользуясь уважением тренеров, партнеров и болельщиков.

В истории НХЛ тоже есть примеры успешного возобновления карьеры после тюремного срока. Знаменитый одноклубник Уэйна Гретцки в «Эдмонтоне» Крэйг Мактавиш, перед тем как завоевать с «Ойлерс» три Кубка Стэнли (а потом еще один с «Нью-Йорк Рейнджерс»), провел год в тюрьме за смертельный наезд на пешехода. «Бостон», которому принадлежал Мактавиш, не горел желанием возвращать его в свои ряды. Зато генменеджер «Эдмонтона» Глен Сатер оперативно подписал игрока – и не прогадал. Мактавиш провел в НХЛ более 1000 матчей, а в 2006 г. вывел «Ойлерс» в финал Кубка Стэнли уже в качестве главного тренера.

Гораздо дольше пробыл за решеткой центрфорвард «Сент-Луиса» Майк Дантон, которого в 2004 г. осудили на семь с половиной лет за попытку заказного убийства. После досрочного освобождения вместо борьбы за Кубок Стэнли он нашел себе применение лишь в скромных европейских лигах – третьей шведской, венгерской, польской, поиграл даже в чемпионате Казахстана. Но что важно – устроился в новых жизненных обстоятельствах.

Печальная повесть

Куда трагичнее сложилась судьба польского футбольного вратаря Станислава Бужиньского. Он выступал за «Видзев», стремительно набиравший силу во второй половине 1970-х. Дебютировав в главной лиге Польши в 1975 г., клуб из Лодзи уже в следующем сезоне финишировал вторым, такого же успеха добился в 1979 г., а в сезоне-1979/80 надеялся добыть первый в истории чемпионский титул. Бужиньский был незаменим, пропустив за четыре с половиной года всего три матча. Привлекался он и в сборную Польши.

Польские футболисты, в отличие от советских, имели право уезжать в зарубежные клубы. И в начале 1980 г. на Бужиньского в Польский футбольный союз пришел запрос из английского «Ипсвича». В чемпионате Англии как раз в ту пору блистал олимпийский чемпион 1972 г. Казимеж Дейна, зафрахтованный «Манчестер Сити». Играть в английской лиге, да еще и одновременно с великим капитаном сборной Польши, было заветной мечтой. К тому же «Ипсвич» считался очень перспективным клубом, был в лидерах.

Все рухнуло в один момент. Поздним февральским вечером выпивший Бужиньский на машине задавил старика, направлявшегося в костел. Тот переходил дорогу в неположенном месте, и, возможно, вратарю удалось бы оправдаться. Но он, потрясенный, дал по газам. А когда один из очевидцев происшедшего, помчавшись следом, догнал машину Бужиньского, тот сначала пытался убедить его помалкивать, а потом просто сел за руль и уехал.

Вратарь поехал к знаменитому одноклубнику Збигневу Бонеку, лидеру «Видзева» и польской сборной. Вместе они придумали линию защиты. На суде Бонек отчаянно выгораживал товарища: «Станислав не виноват, потому что мы играем в одной команде». Но ни авторитет лучшего футболиста Польши, ни любовь к «Видзеву» не разжалобили судью. Бужиньскому дали два года.

Пока он сидел, «Видзев» впервые выиграл чемпионат Польши, «Ипсвич» – Кубок УЕФА (по иронии судьбы, разгромив на ранней стадии как раз клуб из Лодзи), а одноклубник и ровесник Бужиньского полузащитник Ковеницкий уехал в английский «Олдем». В конце 1981 г. вратарь вышел на свободу, но в «Видзев» его не взяли – и за вторым чемпионством клуба он снова наблюдал со стороны. На чемпионате мира ворота поляков защищал Юзеф Млынарчик, которого «Видзев» позвал из «Одры» сразу после того, как лишился Бужиньского.

Летом 1982 г. поехали за рубеж бывшие партнеры: Бонек – в «Ювентус», Владислав Жмуда – в «Верону», Марек Пента – в «Ганновер»; годом позже за ними следом – во Францию, Бельгию, Данию, даже в США – потянулись и другие. А Бужиньский нашел себе пристанище в скромной «Балтике» из Гдыни.

В составе этой команды он зимой 1983 г. побывал в СССР – на турнире в Ленинграде. Даже попал на фото в советской спортивной газете. Старожилы редакции рассказывали, что потом весь выпускающий состав того номера хорошенько пропесочили в ЦК. В Польшу ввели дополнительный воинский контингент, чтобы подавить протесты «Солидарности», а тут фотография польского уголовника на самом видном месте.

Проведя остаток карьеры в Гдыне и Гданьске, Бужиньский оказался не востребован. Глядя, как шикарно устраиваются в жизни игроки «Видзева» (Млынарчик в Португалии, Роман Вуйцицкий в Бундеслиге, Влодзимеж Смолярек и Хенрик Болеста в Голландии, Бонек – тренер в Серии А и т. п.), он безудержно запил. В ноябре 1991 г. Станислав Бужиньский выбросился с девятого этажа.