Китай накрылся потолком зарплат

С трансферными рекордами покончено, начинается работа над качеством игры
Zuma / TASS

С сезона-2021, который стартует в середине марта, в китайской футбольной Суперлиге действует потолок зарплат: оклад легионеров теперь не может превышать 3 млн евро в год, а местных игроков – 5 млн юаней (около 640 000 евро). Доход китайских футболистов намеренно лимитируют в местной валюте: контракты с ними теперь можно заключать только в юанях. За превышение предусмотрены суровые штрафы – с команды могут снять до 24 очков.

Такая мера – новый виток протекционизма китайских властей: в стране хотят ограничить расходы на футбол и повысить их эффективность. Любопытно, что еще пять лет назад ту же задачу в Китае пытались решить противоположным способом.

Трансферные рекорды

В январе 2016 г. китайская Суперлига потратила на трансферы больше всех в мировом футболе: за зимнее окно местные клубы купили игроков на 348 млн евро (здесь и далее – данные Transfermarkt.de). Почти столько же в – 345 млн евро – сумме выложили Английская премьер-лига и итальянская Серия А, ставшие вторым и третьим чемпионатами по расходам на футболистов. Четвертое место (52,6 млн евро) в мировом рейтинге трансферных трат занимал тогда второй по силе дивизион китайского футбола. Для сравнения: закупочная кампания команд Российской премьер-лиги обошлась в 21 млн евро.

За четыре сезона максимальной трансферной активности – с 2015/2016 по 2017/2018 – Суперлига потратила на игроков 1,44 млрд евро. Это шестой показатель в мире, больше было только у топ-5 европейских лиг (Англия, Италия, Испания, Германия и Франция). Но европейские клубы тратились в адекватных рыночных рамках, а китайские пользовались моментом: краткосрочный инвестиционный бум позволил командам заманивать игроков околозвездного статуса. Прежним клубам футболистов предлагались выгоднейшие условия покупки, им самим – такие личные контракты, которые не дали бы больше нигде.

Такими богатыми китайские клубы стали благодаря импульсивным вливаниям гигантов местной экономики. Например, самым успешным китайским клубом «Гуанчжоу Эвергранд» совместно владеют застройщик Evergrande Real Estate и ритейлер Alibaba, в «Хэбэй Чайна Форчун» вкладывает девелоперская компания China Fortune Land Development и т. д. Только личные накопления боссов этих компаний исчисляются миллиардами долларов – на этом фоне затраты на футбол не кажутся чрезмерными. Правда, с сезона-2021 упоминания спонсоров в названиях команд запрещены, о ребрендинге уже объявили пять клубов, к началу чемпионата должны успеть остальные.

Но благодаря крупным инвестициям в футбол компании отлично вписались в политический тренд: председатель КНР Си Цзиньпин, получивший пост в 2013 г., страстно любит футбол и в 2016-м подписал масштабную программу развития этого вида спорта в стране. Государство занялось строительством общедоступных полей и внедрением игры в образовательный процесс, а частный бизнес обеспечил приток капитала в профессиональный футбол. За вложения в спорт китайским компаниям еще в 2014 г. пообещали снизить налог на прибыль с 25 до 15%, а самым активным – до 3%.

Кстати, щедростью китайских клубов воспользовались и в России: «Зенит» в июне 2016-го продал бразильского форварда Халка в «Шанхай СИПГ» за 55,8 млн евро, а через полгода выручил 20 млн евро за переход бельгийца Акселя Витселя в «Тяньцзинь Суньцзян». Оба трансфера – в топ-10 за всю историю российского футбола.

/Guangzhou Evergrande Taobao F.C.

Нежелательные операции

Высокооплачиваемые известные игроки сделали китайскую Суперлигу дороже, но не вывели на принципиально новый уровень – в первую очередь из-за слабости местных футболистов. В лиге действовал лимит: максимум четыре иностранца в заявке (плюс один представитель другой азиатской страны) и не больше троих одновременно на поле. Из-за дефицита качественных китайских игроков резко взлетела их стоимость, клубам пришлось переплачивать «за паспорт», а не за профессиональный уровень.

Революцию в эволюцию переформатировал новый глава Китайской футбольной ассоциации Чэн Сюань. Его выбрали президентом организации летом 2019 г., до этого он управлял Шанхайским международным портом (SIPG). Компания SIPG вкладывается в футбол, спонсируя команду «Шанхай», но Чэн не участвовал в управлении клубом. Так Чэн Сюань стал первым в истории китайского футбола руководителем без бэкграунда и связей с федеральной спортивной администрацией, которая курирует весь спорт в стране.

«Возможно, кто-то из руководителей больших клубов и знал, что готовятся реформы, но к такому радикальному ограничению зарплат точно мало кто был готов, – объяснил «Ведомости. Спорт» Же Джи, директор маркетингового агентства Red Lantern, которое представляет в Китае интересы ведущих европейских клубов и лиг, в том числе АПЛ, «Реала» и «Ювентуса». – В Китае клубам вообще всегда приходится очень быстро адаптироваться к новым правилам. Нынешние изменения как раз хорошо сочетаются с общим курсом китайского правительства – акцентом на успехи своих сборных во всех видах спорта».

Воспользовавшись карт-бланш, новый босс решил поменять правила в своем первом же полноценном сезоне (чемпионат Китая – 2020 из-за пандемии провели в сокращенном формате). «Клубы нашей Суперлиги тратят в 10 раз больше, чем клубы корейской лиги, и в 3 раза больше, чем представители чемпионата Японии. Но наша национальная сборная далеко позади них», – мотивировал решение Чэн Сюань.

Разница в результатах действительно огромная. Сборная Китая за всю историю только однажды играла на чемпионате мира – в 2002 г.: попадание в число 32 лучших команд считали прорывом, но в финальной части китайцы проиграли все матчи. На Кубке Азии – главном региональном турнире – Китай только раз в XXI веке был в финале (в 2004-м), а в 2000-м доходил до полуфинала. В то же время Южная Корея не пропускает девять чемпионатов мира подряд, в 2002 г. сборная заняла четвертое место, а в Кубке Азии с тех пор была серебряным и бронзовым призером. У японцев шесть выходов на ЧМ подряд (через раз пробиваются в плей-офф) и четыре выигранных Кубка Азии из девяти, проведенных в последние 30 лет.

Игрок Ли Тай из Китая соревнуется с Медфордом из Коста-Рики во время матча группы С чемпионата мира по футболу 2002 года /Qi Heng/Xinhua via ZUMA Wire

Же Джи полагает, что у богатых владельцев китайских клубов были в футболе и сопутствующие интересы: например, сделки с европейскими командами стали шансом вывести капитал из Китая – в других сферах такие процессы строго контролируются государством. Эксперт считает, что смена курса в китайском футболе может быть связана в том числе с осознанием властей: подход не дал прироста в результатах, а только создал почву для нежелательных операций.

Потолок в Америке и законы Евросоюза

Жесткий потолок зарплат – нетипичная для футбола мера. Такой подход характерен для закрытых североамериканских лиг. Например, в Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) потолок за последние 10 сезонов увеличился в два раза (с $58 млн до $109 млн на клуб) благодаря устойчивому росту доходов лиги до пандемии, в Национальной хоккейной лиге (НХЛ) на том же отрезке прибавка скромнее, но тоже есть – с $64,3 млн до $81,5 млн.

В главной футбольной лиге (МЛС) действует другая схема: там потолок в $4,9 млн на клуб, но с правом выводить из-под него двух звезд. Так называемое «правило Бекхэма» появилось, когда в 2007 г. супермедийный англичанин переходил в «Лос-Анджелес Гэлакси». Лига справедливо посчитала: если у клуба есть деньги на очень высокую зарплату сверх потолка, для развития МЛС выгоднее дать возможность ее платить. Один оклад Бекхэма без учета бонусов превосходил расходы целых клубов – англичанин получал около $6,5 млн в год.

В европейском футболе время от времени звучит идея лимитировать зарплаты, рынок личных контрактов действительно перегревается (по крайней мере так было до пандемии, ее последствия оценивать пока рано). Но ввести потолок по североамериканской модели, судя по всему, не получится – любая организация, которая попытается, будет в уязвимой позиции: она проиграет первый же суд, потому что потолок будет расценен как ограничитель естественной конкуренции.

Такое опасение высказывал в том числе руководитель Бундеслиги Кристиан Зайферт – один из главных сторонников движения к подобному лимиту в Европе. «Да, потолок зарплат нарушил бы европейские законы, но, как только президент УЕФА Александр Чеферин представит эту идею, а также ограничения трансферных сумм и выплат агентам на уровне Евросоюза, я буду первым, кто к нему присоединится», – подчеркивал Зайферт для Frankfurter Allgemeine Zeitung в разгар общеспортивной коронавирусной паузы. Кстати, Чеферина немец упомянул не случайно: глава УЕФА в течение нескольких лет регулярно говорит о потолке зарплат как о долгосрочной цели.

Пока сложно представить, что европейские лиги будут ориентироваться на Китай, который значительно отстает в футбольном развитии. Но когда хотя бы кто-то на рынке вводит лимит расходов, эффективность мировой футбольной экономики только растет.