ЧР по фигурному катанию мог быть самым конкурентным турниром в мире. А стал – самым скандальным

Почему вокруг фигуристов так много шума
Камила Валиева и Анна Щербакова (справа налево)  /Петр Ковалев/ТАСС

Под Новый год главными ньюсмейкерами в российском спорте традиционно становятся фигуристы – на чемпионате России выбирают тех, кто сможет поехать на самые важные старты сезона. Этот год – особенный. И дело не только в отборе на Игры. Как минимум в двух из четырех видов состав участников такой, что можно собрать сразу несколько команд олимпийского уровня. 

Так, в топ-3 у спортивных пар оказались действующие чемпионы мира (Мишина и Галлямов), чемпионы Европы (Бойкова и Козловский) и призеры Олимпиады (Тарасова и Морозов). За пределами тройки все тоже неплохо. Есть Павлюченко и Ходыкин, которые не боятся экспериментировать со сложными поддержками, и перспективные Артемьева и Назарычев. 

Про очередь из претенденток в женском одиночном катании не говорили только ленивые. На старте сезона в списке было минимум семь фамилий: Валиева, Щербакова, Трусова, Косторная, Туктамышева, Усачева и Хромых. К решающему старту из гонки из-за травм выбыли Косторная и Усачева. 

До последнего оставалась загадкой форма Трусовой. В начале сезона она прошла несколько турниров со стрессовым переломом ноги и возобновила ледовые тренировки только в начале ноября. Но не просто приехала на чемпионат России, а заявила максимально сложный контент: тройной аксель – в короткой программе и сразу пять четверных прыжков – в произвольной. Такой набор могут позволить себе только несколько человек в мире, среди которых двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю и трехкратный чемпион мира Нейтан Чен.   

Чтобы представить уровень сложности в российском женском катании, достаточно взглянуть на заявку, которую получили судьи перед произвольной программой в Санкт-Петербурге. Сразу восемь участниц запланировали элементы ультра-си. И почти все – справились. За один вечер в Санкт-Петербурге можно было увидеть сразу 13 четверных прыжков. 

Для сравнения: в Японии, где в эти дни тоже проходит национальный чемпионат, приземлили только пару тройных акселей. А его победительница – Каори Сакамото – обошлась без прыжков повышенной сложности. За свои прокаты Каори получила от судей 234 балла. Почти столько же заработала в Петербурге российская юниорка Аделия Петросян, которая в итоге заняла четвертое место, исполнив в произвольной программе два четверных риттбергера. Новая чемпионка России – Камила Валиева – набрала 283,48 балла. Конечно, можно сослаться на щедрое домашнее судейство, но Каори тоже оценивали дома. 

Обидно, но убедительная победа Валиевой вряд ли наделает столько же шума, сколько третье место ее одногруппницы Анны Щербаковой. Не итоговое третье место (хотя с ним сейчас тоже активно спорят), а то, которое случилось в короткой программе. И через пару часов после проката превратилось во второе. Выяснилось, что Софья Муравьева, неожиданно взлетевшая на вторую ступеньку пьедестала, опоздала на старт на 2 секунды. Но штрафной балл, предусмотренный за такое нарушение, не отразился в системе.

Эта история могла остаться незамеченной, если бы не столкнула двух тренеров – Этери Тутберидзе и Евгения Плющенко. Они громко поссорились еще пару лет назад, а чуть больше года назад именно к Плющенко уходили от Тутберидзе Трусова и Косторная. Тренеры и их помощники периодически обменивались колкостями и испепеляющими взглядами. 

В итоге фигуристки вернулись в «Хрустальный», а Этери в недавнем интервью «Первому каналу» рассказала, что Плющенко для нее просто не существует. 

На чемпионате России за Евгения (и его ученицу Софью Муравьеву) традиционно вступилась жена Яна Рудковская. По ее словам, юристы были настроены отвоевать балл, но Плющенко решил не заострять на этой ситуации внимания из уважения к организаторам и федерации. Кроме жены, за него говорили заголовки в духе «Тутберидзе забрала балл у ученицы Плющенко». Сам Евгений от комментариев отказался и пообещал высказать свою позицию после турнира: «Я ничего не комментирую и даже вопросов задавать не стану. Все – после чемпионата». 

Еще один скандал разгорелся в танцах на льду. В центре внимания – дочь Этери Тутберидзе Диана Дэвис и ее партнер Глеб Смолкин. Фигуристы заняли второе место, с рекордными для себя баллами, а кое-где заочно опередили лидеров мирового сезона – французов Пападакис и Сизерона. 

Из тех, кто соревновался с ними очно в Санкт-Петербурге, объективно лучше выглядели только Степанова с Букиным и Синицина с Кацалаповым. И судьи это признали. Но перед произвольным танцем Синицина и Кацалапов снялись с турнира. В итоге Дэвис и Смолкину досталось второе место. И почти гарантированная путевка на Олимпийские игры в Пекин. Этого, по словам критиков, всеми правдами и неправдами и добивалась Этери Тутберидзе.  

Оценки Дэвис и Смолкина, правда, выросли слишком стремительно. У пары не было существенных достижений на юниорском уровне. В прошлом сезоне фигуристы практически не выступали из-за травмы партнерши. В танцах, где репутация нарабатывается годами, такой прогресс может показаться подозрительным. Но превращается в истерику, только если связан с фамилией Тутберидзе. 

Скандалы случаются практически на каждом чемпионате России. Кажется, это неизбежно для отборочного турнира, который решает все. Особенно при условии, что внятных критериев отбора просто нет.