Тренер для чемпиона: как фигуристы меняли наставников и что из этого выходило

«Ведомости. Спорт» вспоминают «трансферные» сюжеты в советском и российском фигурном катании
Сергей Бобылев / ТАСС

Чемпионка Европы – 2020 Алена Косторная за год дважды сменила тренера и не отобралась на чемпионат мира 2021 г. В истории российского фигурного катания немало похожих «трансферных» сюжетов, но со счастливым концом

Сезон 2020/21 запомнится поклонникам фигурного катания не только полупустыми трибунами и отменой финала Гран-при и чемпионата Европы, но и оглушительно резонансными переходами двух королев фигурного катания. Экс-чемпионка мира Евгения Медведева спустя два с лишним года после тяжелого расставания с Этери Тутберидзе, у которой занималась с восьми лет, вернулась под ее крыло. Медведева попрощалась с канадским специалистом Брайаном Орсером, которому так и не удалось вернуть спортсменку на топ-уровень. Сильнейшая фигуристка планеты сезона 2019/20 Алена Косторная летом 2020 г. перешла от Тутберидзе к Евгению Плющенко. А в конце зимы, утратив чемпионские козыри и лидирующие позиции, а также провалив последний этап отбора на мировое первенство (Кубок России), попросилась назад к Тутберидзе.

Эти перемещения спровоцировали громкий информационный шум, заглушавший другие спортивные новости. Отряды сторонников и противников команды Тутберидзе ругались в онлайне и стыдили фигуристок, как будто смена тренера – не рабочий процесс и не личное дело каждого спортсмена, а святотатство. Все дело в феноменальной популярности женского катания в России. До мужского, например, никому дела нет, и потому уход лидера сборной Михаила Коляды от Валентины Чеботаревой, тренировавшей его с 5 до 25 лет, к Алексею Мишину остался почти незамеченным. Да и раньше все эти трансферы случались регулярно и внимания публики не привлекали.

/Сергей Бобылев / ТАСС

Парный конферанс

Из недавнего вспоминается история Никиты Кацалапова. Он начинал карьеру в танцах на льду с Еленой Ильиных у олимпийского призера Александра Жулина. Потом пара решила, что тренер мало с ними занимается, и перебралась к известному специалисту Николаю Морозову. А сразу после Олимпиады в Сочи, несмотря на золото в командных соревнованиях, Кацалапов объявил, что возвращается к Жулину. Один, без Ильиных. «Когда получается любовный треугольник, – хитро щурясь в сторону Морозова, объяснял причину Жулин, – пара не может долго существовать». В 2019 г. Кацалапов в дуэте с Викторией Синициной выиграл серебро чемпионата мира – это лучший результат российских танцоров с 2009 г., когда победителями стали Оксана Домнина и Максим Шабалин.

Максим Траньков стал двукратным олимпийским чемпионом Сочи-2014 в парном катании не в последнюю очередь благодаря тому, что за несколько лет до Игр бросил партнершу Марию Мухортову (шестую в карьере) и тренера (восьмого) Олега Васильева. Строптивый характер спортсмена мешал коммуникации и, как следствие, профессиональному росту. После Ванкувера-2020 Траньков ушел к Нине Мозер, та поставила его в пару к экс-украинке Татьяне Волосожар и довела до золота Сочи.

Задолго до Транькова схожая траектория вывела на пик карьеры танцоров Оксану Грищук и Евгения Платова. В 1992 г. их дуэт под управлением Натальи Дубовой завоевал бронзу чемпионата мира. Но у Дубовой тогда было несколько прекрасных пар. Ее безоговорочными фаворитами считались Марина Климова и Сергей Пономаренко, а их «преемниками» – Майя Усова и Александр Жулин. В какой-то момент Грищук и Платов поняли, что в этой очереди они будут целую вечность ждать своего звездного часа, и захотели сменить тренера. Но Дубова их поначалу обыграла. Обнаружив, что у Грищук роман с Жулиным, она решила выставить их из группы, предварительно убедив Платова образовать пару с юной Татьяной Навкой.

Но Жулин был женат, и отношения с Грищук быстро закончились. Спасая себя как фигуристку, она попросилась в группу к известному специалисту Наталье Линичук и стала кататься с Петром Чернышевым. Однако дуэт не вытанцовывался. И тут позвонил Платов. Выяснилось, что они с Навкой тоже не пара. Воссоединение казалось риском, но все же давало шанс на олимпийский успех. Через несколько дней после разговора Платов умчался из Америки, где тренировалась группа Дубовой, в Москву, к Грищук и Линичук. В 1994 г. они стали олимпийскими чемпионами. А в 1998 г. – еще раз. Да и вообще слыли в середине 1990-х непобедимыми.

Легендарные личности

В карьере трехкратной олимпийской чемпионки Ирины Родниной тоже был скандальный трансфер. После победы на Играх-1972 с Алексеем Улановым она получила нового партнера – Александра Зайцева, а спустя несколько лет пара решила уйти из группы легендарного Станислава Жука. Представляете, как полыхал бы интернет, существуй он в 1970-е?

По рассказам фигуристов, Жук возомнил себя всемогущим – из любого неумехи способным сделать олимпийского чемпиона. Начались конфликты, в которых тренер все чаще давил на прославленных спортсменов авторитетом (а учитывая, что это ЦСКА, еще и превосходством в звании). Работать стало невыносимо, и пара попросилась к молодому тренеру Татьяне Тарасовой. Вопрос решался на высшем уровне. «В ЦСКА останутся?» – уточнил министр обороны у пришедшего с докладом руководители армейского спорта. И услышав «да», подписал приказ о переходе к Тарасовой. Под ее руководством пара победила на Играх-1976, а на Олимпиаде-1980 Роднина стала трехкратной олимпийской чемпионкой и знаменито рыдала на пьедестале под гимн Союза ССР.

Ну а к недавним переходам девушек ближе всех по резонансу, разделившему фигурнокатальный мир на непримиримые лагеря, размолвка двух выдающихся Алексеев: спортсмена Алексея Ягудина и его тренера Мишина. При участии, конечно, Тарасовой и Плющенко.

Тренера по фигурному катанию Татьяна Тарасова и Алексей Мишин /Вадим Тараканов / ТАСС

Противостояние Мишина и Тарасовой началось еще в конце 1990-х. В 1994 г. еще один Алексей – Урманов, ученик Мишина, выиграл Олимпиаду в Лиллехаммере. Но на следующей, в Нагано, не смог выступить из-за травмы, и главной надеждой Мишина стал Ягудин. Но воспаление легких и высокая температура помешали ему выступить успешно – лишь 5-е место. А золото взял Илья Кулик, воспитанник Тарасовой, ранее тренировавшей только танцоров.

Для Мишина это был удар по самолюбию, и после Олимпиады он решил делать ставку на 15-летнего вундеркинда Плющенко. Причем чемпионом мира в 1998 г., уже после Олимпиады, стал все-таки – и вопреки всему – Ягудин. Перед турниром он и его партнер по сборной Артур Дмитриев отравились за обедом. Олимпийскому чемпиону Дмитриеву и его партнерше Оксане Казаковой даже пришлось сняться с соревнований. А Ягудин все же вышел на лед: в произвольной программе он вместо четверного и каскада исполнил «бабочку», но Плющенко от внезапно открывшихся перспектив перегорел, смазал оба четверных и финишировал даже не вторым, а третьим.

И тем не менее на будущее Мишин отдавал предпочтение Плющенко. По крайней мере, так казалось Ягудину. И он решил уйти. «Я видел, как все у нас складывается, куда движется, – вспоминал Алексей 20 лет спустя, – и не сомневался, что надо уходить. Сомнения были по другому поводу: к кому. Я шел в никуда, понимая, что сейчас меня везде сольют. И только через три недели сделал первый звонок – Татьяне Анатольевне. Важнее всего для меня была возможность развиваться и продолжать выигрывать. Думаю, если бы я остался, ничего этого не было бы».

С Тарасовой Ягудин выиграет (у Плющенко) еще три чемпионата мира и Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити. А с Мишиным со временем восстановит – и сохранит до сих пор – теплые отношения.