«Хотим, чтобы рукопашный бой ассоциировался с Россией». Зачем бизнесмен Павел Титов вкладывается в единоборства

Президент «Абрау-Дюрсо» — о философии муай-тай, инвестициях в детский спорт и развитии сети клубов Varyag
Бизнесмен Павел Титов вложил в сеть клубов единоборств Varyag 40 млн рублей личных средств /Пресс-служба клуба «Варяг»

Павел Титов начал предпринимательскую карьеру в банковской сфере, а с 2012 г. управляет группой компаний «Абрау-Дюрсо». Кроме того, уже четыре года он развивает другой бизнес-проект – сеть клубов единоборств Varyag, а с сентября 2021 г. возглавляет Федерацию рукопашного боя Москвы. В интервью «Ведомости. Спорту» Титов рассказал, почему инвестирует в единоборства.

– Как вы заинтересовались тайским боксом?

– Мне с детства нравились единоборства, но я больше увлекался японскими видами типа карате, поскольку любил смотреть японские мультфильмы и сериалы. Потом из-за травм занятия пришлось прекратить.

К муай-тай (оригинальное название тайского бокса – «Ведомости. Спорт») я пришел уже в зрелом возрасте, съездив в середине 2000-х в отпуск на Пхукет. Зашел в ближайший к отелю зал, где проходила тренировка по муай-тай, и она меня очень впечатлила.

Вернувшись в Россию, я стал искать залы, где можно заниматься этим видом спорта, и понял, что предложение небольшое.

– Чем вас привлек именно муай-тай?

– Мне интересна не столько бойцовская часть, сколько разогрев перед ней. В течение 40 минут выполняется тяжелейший комплекс упражнений – что-то среднее между функциональной тренировкой, кроссфитом и единоборствами. Это гораздо увлекательнее и зрелищнее, чем обычные тренировки в зале. Кроме того, у муай-тай есть своя философия. Он учит расслабляться в бою – даже в пылу схватки, учит использовать энергию тела оптимально.

– Сеть клубов единоборств Varyag, которую вы приобрели в 2017 г., – это история про хобби или про бизнес?

 – Это точно бизнес, хоть и не высокомаржинальный. Проект не требует дальнейших инвестиций. При этом пока все дивиденды я трачу на подготовку юных спортсменов и на сборные клуба Varyag. Как тематический зал мы переживаем пандемию лучше, чем фитнес-центры. У нас другая аудитория – люди более лояльны. У многих есть в хорошем смысле зависимость от тренировок. Мы рискнули стать центром единоборств, и этот риск окупился.

– Как пандемия сказалась на финансовых показателях Varyag?

– В пандемию мы работали в ноль. Для сравнения: фитнес-сети в 2020 г. из-за всех ограничений потеряли по 30–40% выручки. Мы же так построили все бизнес-процессы, что после локдауна и несмотря на последующие ограничения у нас получилось продолжить рост по выручке даже в самый худший год для спортивной индустрии.

– Сколько всего клубов в сети?

– Всего пять в Москве и Московской области. Последний открылся в начале ноября в районе Куркино. Мы планируем открыть еще столько же в Москве и параллельно развиваться в регионах через франшизу.

– Сколько вы инвестировали в Varyag?

– Лично я — около 40 млн руб. Кроме этих средств, мы пользуемся льготными кредитами. Суммарно получается порядка 100 млн руб. инвестиций.

– В 2020 г. вы создали благотворительный фонд по развитию спорта «Время быть сильным». Какие у него задачи?

– Я настроен заниматься детским спортом в тех областях, в которых могу, – муай-тай, рукопашный бой. Во-первых, мы стараемся создать молодым ребятам условия для эффективной подготовки к соревнованиям. Во-вторых, проводим турниры. Детям важно понимать, что они тренируются не просто так, а ради выступления на соревнованиях и достижения результатов. За год мы провели пять турниров – детско-юношеских и взрослых. В следующем году календарь будет плотнее. Только по рукопашному бою мы планируем провести 14 мероприятий.

– Получает ли проект спонсорскую поддержку?

– Мы стараемся развивать партнерство и с государством (в частности, с департаментом спорта г. Москвы), и с бизнесменами, которым небезразличен спорт. Но как таковых спонсорских пакетов у нас пока нет – партнеры вкладываются по своим личным убеждениям, те, кто чувствует ответственность за будущее поколение. За год лично я вложил 4 млн руб. Это примерно 15% от того, что мы планируем потратить.

– В сентябре вы возглавили Федерацию рукопашного боя Москвы – зачем?

– Мы через фонд развиваем и муай-тай, и рукопашный бой, но статус федерации увеличивает количество инструментов, которые можно использовать. Также необходимо лично контролировать некоторые процессы, выстраивать диалог с потенциальными партнерами и организациями. Чтобы получить нужный результат, необходимо самому погрузиться в эту сферу. Да, пока ни один турнир не обходится без личного финансирования. Но мероприятия становятся качественнее и масштабнее, а это самое главное для развития этого вида спорта.

– Какие задачи у федерации?

– Если в муай-тай мы стремимся донести до публики уже популярный вид спорта, то с рукопашным боем задача глобальнее. Поскольку он создан в России, мы хотим, чтобы по всему миру этот вид единоборств ассоциировался с нашей страной. Как Япония – с карате и дзюдо, как Бразилия – с бразильским джиу-джитсу.

Сейчас рукопашным боем занимается не так много людей – в основном выходцы из силовых структур. Наша задача – увеличить аудиторию. Сделать этот вид спорта массовым и доступным для населения.

Долгосрочная цель – вывести рукопашный бой в мировой ландшафт видов спорта, чтобы он котировался наравне с другими общепризнанными дисциплинами. Я не исключаю, что можно побороться и за статус олимпийского вида спорта.

– Считаете, рукопашный бой сможет повторить коммерчески успешную судьбу ММА?

– Мы этого хотим, но, думаю, получится медленнее, поскольку мы собираемся делать это со вкусом. У нас слишком большая ответственность перед элегантностью и чистотой этого вида спорта, перед традициями и историей.

Зато и инструментов у нас побольше, чем у ММА на этапе становления. Мы сейчас не обязаны показывать спорт по ТВ. Появилась масса платформ, где можно создавать разный контент, – от YouTube до тематических кабельных и интернет-каналов.