Василий Вакуленко: «Это то же самое, чем мы занимаемся в музыке 15 лет»

Рэпер Баста рассказал, как собирается изменить промоушен профи-бокса
Gazfight

Беседовал Владимир Гендлин-младший

«Ведомости. Спорт»: Как у вас возник интерес к боксу и боксерскому промоутерству? Это такая ваша «игрушка» или серьёзный бизнес? Вообще-то промоутерский бизнес, особенно в России, штука очень непростая…

Василий Вакуленко: Ну, любой бизнес в России штука непростая. Идея возникла в процессе занятий боксом. Три года назад я начал заниматься, очень планомерно начал входить. И вот пандемия привела к тому, что я решил заняться очень серьёзно. И однажды обсуждал с моим тренером Андрюхой «Бупасом» (Андрей Ивичук, главный тренер турнира, который состоится 21 мая – «Ведомости. Спорт»), чем я могу быть полезен, учитывая мои ресурсы, возможности? Хотелось просто эту замечательную историю донести до большего количества людей. Так начался разговор о турнире. И мы год об этом много говорили, потому что ни для кого не секрет, что ситуация сложная, любые финансы сейчас поют романсы, и привлечь каких-то серьёзных партнёров в эту историю было сложно. И мы начали формировать предварительный карт. Обсуждать, как и где это может произойти. И вот за год мы пришли к сегодняшнему дню, чем я безумно горд, и благодарен вниманию к нашему детищу. Благодарен и партнёрам, и спортсменам, которые откликнулись на наше предложение.

/Gazfight

– Сложно было договориться, найти боксёров и партнёров?

– Конечно, все было сложно. Это одновременно и очень новый бизнес для нас, и очень понятный, с другой стороны. Потому что, как ни крути, большой бокс – это шоу-бизнес. Это звёзды, это райдеры, это пресса, это особое внимание к всему, что происходит внутри самой системы. Поэтому было очень сложно. Я горд, что у нас просто вот… Честно, кому сказать, никто не поверит, что так быстро всё выросло и получилось всё это организовать. Я благодарен своей команде, «Газгольдер», за то, что смогли сделать всю эту организационную часть, начиная от продажи билетов и заканчивая самим шоу, оформлением, режиссурой. Благо, у них очень большой опыт. Вот Николай (Дуксин, генеральный директор творческого объединения «Газгольдер» – «Ведомости. Спорт»), человек, ответственный за мои концерты в «Олимпийском», и вообще он у нас «большой мозг» в вопросах финансов и документации, сопровождения всего, и ещё мой хороший друг. Поэтому были сложности. Но у нас всегда невыполнимые задачи ставятся, и они как-то за счёт общего усердия… Скажем так: мы сами у себя не воруем, лениться на своей работе мы не привыкли, а это два самых главных качества – честность и трудолюбие.

– Для вас рэп и бокс что-то общее имеют?

– Конечно. Вот Рой Джонс, человек, который пел рэп и выступал на ринге. Пел и боксировал. Рэп – это музыка улиц. И бокс – это спорт улиц. Что уж говорить, в детстве, когда я жил в Ростове, умение постоять за себя и своих близких – это было очень важно. И бокс для меня остаётся такой же уличной эстетикой, в хорошей смысле этого слова. Где мужчина в конкретной ситуации может показать, на что он способен. Для меня это очень мужская, динамичная, общефилософская история. Бокс вообще философский вид спорта. Много стереотипов, мол, боксёры пробитые, не думающие люди. Когда я стал заниматься боксом, то понял, что иногда не думающие и пробитые – это те, кто к боксу не имеет никакого отношения. Потому что бокс настолько стратегически тонкий, очень дипломатичный, и вместе с тем достаточно агрессивный, брутальный вид спорта, что бокс нужно преподавать всем, начиная со школы. Ввести его в основную школьную программу.

– Как в Америке.

– Да. Было бы здорово.

– Я знаю, что у российских промоутеров непростая жизнь. Очень сложно сделать прибыльное шоу. Прежде всего, нужно телевидение.

– Да. Еще необходимо делать программу, чтобы, как мой коллега Николай говорит, человек, придя на первый бой за много часов до боя, оставался до конца. Нужно выстраивать такой карт, такую программу, как… По аналогу американского бейсбола, где приходят и целый день сидят на стадионе, и что-то их удерживает там -- семейные традиции, желание вместе провести время, разделить праздник с близкими, родными людьми. То есть, есть несколько вводных, которыми пользуются все организаторы во всём мире. Это закон жанра, закон бизнеса, на этом все и строится: центральный бой – это такая жемчужина, на которую работает очень большая машина.

Николай Дуксин: Мы уделяем внимание не только организации интертеймент-части, но и в том числе комфорту посетителей на мероприятии. Даже кейтерингом на в арене будем заниматься сами. Разработали специальное меню, которое будет вкусным, комфортным, быстрым к выдаче, чтобы не было очередей. И точки питания расставлены таким образом, чтобы люди могли максимально комфортно провести там много времени. Чтобы это стало именно праздником.

Василий Вакуленко: Чтобы прийти с семьёй можно было, бате – посмотреть бокс, детям – посмотреть концерт, жене просто побыть с семьёй. Такой завершённый процесс семейный, чтобы бокс был таким, каким он был в Советском союзе. Таким большим праздником. Вот у меня дедушка, когда он жил ещё в Кривом Роге, до его поступления в военную академию, он боксировал после шахты. Он работал в шахте, добывал уголь, и после забоя они поднимались и боксировали. Вот. Для меня этот человек пример.

– В те времена всё-таки был большой дефицит событий, развлечений. Сейчас очень высокая конкуренция, особенно в Москве.

– Это хорошо. Просто нужно эту конкуренцию хорошо подчёркивать, выделять лидеров этого вида спорта и много о них говорить. Правильно подавать каждого человека. Потому что мы зачастую знаем о великих боксёрах исключительно то, что они там 5-кратные, 6-кратные чемпионы чего-то, и всё. Мы не знаем, чем живут эти люди, мы не знаем, откуда они, в каких подвалах они тренировались, какие травмы у них были. Ну, то есть, нужно создавать историю из этих маленьких историй. Потому что хочется видеть, болеть за человека, который симпатичен тебе как личность. Хочется знать, откуда пацан вышел, и что он за пацан, кто его тренер…

– Чтобы он был близок зрителю.

– Конечно. Хочется показать: посмотрите, какие замечательные у нас ребята в стране живут. Без денег, без особых возможностей, фанатично любя бокс и веря в себя, добиваются того, что сегодня они оказываются здесь. Это не просто турнирчик, а это сублимация всех усилий, целеустремлённых в одну точку. Вот это хочется сделать.

– И всё-таки – вы хотите попробовать или вы твёрдо решили, что будете всё дальше втягиваться в профессиональный бокс?

– Взята очень высокая нота. Очень высокая. Можно, конечно, заниматься этим разово, можно делать какие-то отдельные праздники, но нам хочется, чтобы эта история продолжалась дальше. Мы хотим этим турниром привлечь к себе внимание молодых спортсменом, которые захотят сотрудничать. Позвонит какой-нибудь парень с Ростова, скажет: «Михалыч, дайте просто выйти похлестаться, я покажу, что я могу». Я вот там мастер спорта или кандидат, я вот такие вещи могу делать». У молодёжи современной будет возможность прийти, как приходят на лейбл музыкальный, и сказать: «Я боксёр, я могу. Дайте мне любого, я его сейчас просто переверну». Вот этого не хватает.

– Для этого в Америке делается известное боксёрское реалити-шоу, «Контендер»…

– Да, в том числе. Это обычные приёмы поп-индустрии. Как фабрика звёзд, в которой ты рассказываешь о спортсменах, и зритель путешествует вместе с ними в процессе его развития.

– Василий, вы сразу начали с довольно большого калибра – отборочный бой за титул чемпиона мира. Но всё-таки промоушен профессионального бокса требует долгих, длинных инвестиций, и с негарантированным результатом.

– 100%.

– То есть, вам придется потратить много времени и денег на людей, которые, скорее всего, не оправдают ваших ожиданий, прежде чем вы поймаете «золотую рыбку»...

– Это то, чем мы занимаемся в музыке 15 лет.

– То же самое?

– 100%. Абсолютно те же механизмы. 70% инвестиций – они невозвратные. То есть, эти 70% – просто то, что отправляется без понятной системы возврата этих инвестиций, в попытке найти какого-то талантливого человека. Еще понимаете в чём дело: мы научились в музыке зарабатывать не только самой музыкой, а еще и всем, что происходит вокруг – рекламные контракты, параллельно какие-то бизнесы. Это очень аккуратная стратегия, и наша компания за эти годы показала ну просто колоссальные результаты. Об этом свидетельствую наши победы. Поэтому мы, условно, берём 10 спортсменов, обеспечиваем им социальную составляющую, то есть умеренные условия для жизни, тренировок, и двигаемся дальше…

/Gazfight

– Вы берёте кого-то на эксклюзивные контракты?

– По-разному. У нас очень гибкий, очень плавный контракт. Мы можем взять уже состоявшегося спортсмена и сопровождать его. Либо привлечь 12-13 летнего парня, в котором очевидно видим потенциал спортсмена, и заниматься им.

– Но пока ещё нет таких? На контракте?

– Есть. У нас просто пока формат договорённости… Когда пройдёт турнир, мы официально будем уже заключать партнёрские соглашения, в которых будем реализовывать задачи, поставленные перед собой и перед спортсменами.

– Сколько вы планируете вложить в свое первое шоу?

Николай Дуксин: Мы не хотели бы говорить о конкретных цифрах, но это десятки миллионов рублей на организацию всех составляющих этого шоу. И это не только об организации самого шоу, но и обо всём, что строится вокруг него. Во-первых, это рекламная компания, которую мы делаем очень масштабной. Делаем её по тому же примеру, как мы делаем концертные мероприятия. Делаем очень много интересного контента для YouTube, для социальных сетей, чтобы вовлекать как можно больше людей в те самые истории. Поэтому с точки зрения прямых затрат – это колоссальные суммы. Сопоставимые с грандиозными концертами, которые собирают десятки тысяч человек. И основная поддержка здесь идёт со стороны нашего генерального спонсора – это банк «МКБ». Которому мы очень благодарны. Который поддерживает этот проект в том объёме, который необходим, чтобы он состоялся и получился таким, каким мы хотим его увидеть. И, конечно же, мы работаем по телевизионным лицензиям, и в том числе лицензия с «РЕН-ТВ».

– «РЕН-ТВ» покупает у вас права на показ шоу?

Николай Дуксин: Да, в качестве лицензиата приобретают права на трансляцию на оговоренную территорию. Плюс мы сейчас прорабатываем международные права с Канадой. Плюс дополнительные источники монетизации в виде трансляций в интернете и так далее. Конечно же, весь этот бюджет, который нам удастся саккумулировать вокруг турнира, направлен на дальнейшее развитие промоушена.

– Сегодня не лучшие времена для бокса. В ринг выходят блогеры, баскетболисты, просто медийные фигуры. У молодежи клиповое мышление, им скучно час смотреть профессиональный бокс.

Василий Вакуленко: Это печально. Наверно, неплохо, что люди занимаются популяризацией бокса, как тот же Миша Кокляев и Саша Емельяненко, просто это выглядело, на мой скромный взгляд, немного… трагично, да. Потому что хотелось увидеть примерно равных спортсменов. Ведь тот же Саша, это спортсмен, который всю жизнь занимается ударным видом спорта, и он очень сильный спортсмен, ну объективно…

– Конечно.

– А Миша Кокляев очень сильный атлет, ну, просто легендарный человек. Который поднимал неподнимаемое. И это выглядело… ну, как-то не из этой оперы. Хочется чего-то настоящего, в общем.

– Удачи вам.