«Величие – это не для всех». Секреты чемпионского пути Коби Брайанта

Уникальные мысли из книги великого баскетболиста, погибшего в авиакатастрофе
Издательство «Бомбора»

Осенью 2018 г. в США вышла в свет книга суперзвезды НБА Коби Брайанта The Mamba Mentality: How I Play. Осенью 2021 г., спустя почти два года после трагической гибели спортсмена, в продаже впервые появится русское издание. «Ведомости. Спорт» публикует избранные фрагменты истории великой карьеры.

/Издательство «Бомбора»

Все 20 сезонов в Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) Коби Брайант провел в одном клубе – «Лос-Анджелес Лейкерс», завершив карьеру игрока весной 2016 г. К тому моменту в его резюме было пять чемпионских титулов НБА, олимпийское золото и несколько красивых рекордов. В марте 2018 г. список наград Коби пополнил «Оскар» за анимационную короткометражку «Дорогой баскетбол», которую он спродюсировал, а осенью того же года Брайант представил публике свою книгу The Mamba Mentality: How I Play. Это не привычная автобиография с линейным сюжетом, а скорее исследование чемпионской ментальности.

Коби четко осознавал свое величие и наверняка продолжил бы писательские опыты, но в январе 2020 г. погиб при крушении вертолета. Книга The Mamba Mentality: How I Play (в русской версии издательства «Бомбора» – «Коби Брайант. The Mamba Mentality. Философия моей игры») так и осталась единственным литературным произведением Брайанта. Спустя три года ее лаконичные формулировки по-прежнему актуальны – для всех, кто стремится к максимальной самореализации в спорте, бизнесе или любой другой сфере.

«Держись того, что приносит пользу»

Я начал поднимать тяжести в 17 лет, когда попал в НБА. Ничего особенного, только основные, проверенные методики работы с весами, которые нацелены на одну группу мышц за подход... С течением времени мой подход к тренировкам, возможно, немного изменился, но моя философия – нет. Если что-то помогало великим до тебя и помогает тебе, то зачем это менять на какое-то новомодное увлечение? Держись того, что приносит пользу, даже если этим не любят заниматься другие.

Мои тренировки всегда были осмысленными. Они рождались из сочетания одержимости и ответственности в реальной жизни. Я всегда чувствовал, что если встану рано, то смогу тренироваться больше каждый день. Если я поднимался в 11, я занимался несколько часов, четыре часа отдыхал, а затем снова отправлялся в зал где-то в пять-семь часов вечера. Но если я вставал в пять утра и занимался до семи, я мог вернуться и позаниматься часов с 11 до 14 и еще раз с 18 до 20. Начиная раньше, я давал себе возможность тренироваться на один раз в день больше. А за лето таким образом набегает немало часов.

В то же время ранний подъем помог мне найти баланс между баскетболом и жизнью. Когда мои дети просыпались по утрам, я был рядом, а они даже не знали, что я только что вернулся из спортзала. По вечерам я укладывал их в постель, и мне снова удавалось тренироваться в свое личное время, а не их.

Я не собирался жертвовать своими навыками, но и временем с семьей тоже. Поэтому я решил пожертвовать сном, вот и все.

«Все начинается с осознания»

Подготовка моего разума менялась в зависимости от того, где, как я считал, должны были находиться мои мысли для успеха в этой конкретной игре. Если мне, например, нужно было завестись, я слушал тяжелую музыку. Если мне нужно было успокоиться, я мог послушать то же самое, что слушал в школьном автобусе, чтобы мысленно вернуться в те времена. Главное было попасть в то место, в котором я должен был быть для этого матча.

В некоторых играх требовался напор, поэтому мне следовало перевести разум и дух в зону движения. Для других игр мне было нужно умиротворение. В такой ситуации я музыку не слушал. Иногда я даже сидел в абсолютной тишине. Однако суть в том, чтобы осознать, как ты себя чувствуешь и как тебе нужно себя чувствовать.

Все начинается с осознания.

«Нужно стать одержимым»

Если ты действительно хочешь преуспеть в каком-то деле, необходимо, чтобы оно по-настоящему тебя заботило. Если ты хочешь добиться успеха в определенной сфере, тебе нужно стать одержимым. Многие говорят, что хотят стать великими, но не желают принести необходимые для величия жертвы. У них есть другие дела, важные или не очень, – и они распыляются. Это абсолютно нормально. В конце концов, величие – это не для всех...

Существует тонкий баланс между одержимостью своим ремеслом и тем, чтобы быть рядом с семьей. Он сродни хождению по веревке. Ноги дрожат, и ты пытаешься найти равновесие. Когда ты слишком сильно отклоняешься в одну из сторон, ты начинаешь себя поправлять, и вот тебя уже косит в другом направлении. Ты корректируешься, снова наклоняясь в обратную сторону. Такой получается танец.

Нельзя достичь величия, идя по прямой.

/Zuma / TASS

«Я уделял внимание каждой мелочи»

Некоторые игроки уделяли внимание только внешнему виду своих кроссовок. Для меня же важнее всего было их максимально возможное качество. Просто потому, что я в каждом матче проводил по 48 минут на ногах, и я полагался на свою обувь.

В плане технологий, которые использовались в моих кроссовках, я был абсолютным перфекционистом. Я уделял внимание каждой мелочи. Весу, распределению нагрузки, материалам, форме подошвы, сцеплению, выносливости. Я с дотошностью подходил к каждому изгибу, контуру и шву...

К счастью, компании Nike понравился такой вызов. Каждые мои новые кроссовки становились лучше предыдущих. Мы всегда росли, всегда стремились к инновациям и превосходству. Всегда смотрели вперед.

В 2008 г. я решил, что мои следующие кроссовки будут низкими. Когда я рассказал об этом Nike, они поначалу ответили отказом. Я возразил:

– Вы не можете сказать «нет». Фил Найт (один из основателей компании Nike. – «Ведомости. Спорт») всегда повторял: «Слушайте спортсменов». Я спортсмен, и я хочу низкие кроссовки.

Мне пришла в голову эта идея, когда я смотрел футбол. Лодыжки и голени игроков более подвижны, чем в баскетболе. При этом футболисты носят бутсы, которые ниже, чем наши кроссовки. Я понял, что, если получается у них, сможем и мы. Так мы и поступили.

Кроссовки Kobe IV изменили все. Помню, как мне пришлось идти к руководству сети Foot Locker и рассказывать им про Kobe IV, потому что они не могли решить, как их продавать. Однако менять что-то было уже поздно. Заблуждение по поводу высоких кроссовок заключалось в том, что все думали, будто они защищают лодыжки. На самом же деле они делают лодыжки слабее и лишают их подвижности.

«Будь самим собой»

В молодости я постоянно думал об имидже и общался с прессой соответствующе. Набравшись опыта, я понял: люди будут тебя любить или не любить несмотря ни на что. Так что будь самим собой, и пусть все любят или не любят тебя настоящего. С тех пор все мои ответы стали прямыми и откровенными. Я также добавил немного юмора и сарказма. Думаю, со временем зрителям и журналистам начал нравиться такой подход, им начал нравиться я настоящий.

Когда-то я думал, что словосочетание «Образ мышления Мамбы» (Мамба – псевдоним, который Брайант придумал себе еще в 2005 г. – «Ведомости. Спорт») – это просто бросающийся в глаза хештег, который я запустил в Twitter. Что-то остроумное и запоминающееся. Но оно прижилось и стало представлять собой намного больше.

Внимание фиксируется не на стремлении к результату, а, скорее, на процессе приближения к нему. На пути и подходе. Это образ жизни. Я действительно считаю, что очень важно иметь такой образ мышления во всех своих начинаниях.

Каждый раз, когда я слышу, как игрок из элитного колледжа или НБА, а то и председатель совета директоров компании из списка Fortune Global 500 упоминают #MambaMentality, для меня это многое значит. Когда я вижу, как люди говорят о том, как нашли в нем вдохновение, – вся моя работа, весь пролитый пот, все подъемы в три часа ночи обретают смысл.

«Я ждал от себя больше, чем другие ждали от меня»

Я никогда не чувствовал внешнего давления. Я знал, чего хотел, и знал, сколько должен трудиться, чтобы достичь желаемого... К тому же я ждал от себя больше, чем другие ждали от меня.

В детстве, когда мне было лет шесть, меня беспокоило все, что казалось слабостью. Поэтому я в то время много работал над левой рукой. Если говорить конкретнее, я чистил зубы левой рукой, я писал свое имя левой рукой. Я ненавидел чувство неудобства.

На площадке я относился к этому точно так же. Поэтому я считал, что очень важно уметь пользоваться обеими руками одинаково хорошо. Будь то дриблинг, бросок, пивот или кручение, мне было важно чувствовать, что мне удобно работать обеими руками.

«Я никогда не скулил»

За 20 сезонов я получил немало серьезных травм. Первое, о чем я думал в таких ситуациях, было: «Что мне нужно сделать, чтобы восстановиться на 100%?» Такой у меня был образ мышления. Я никогда не давал страху и сомнениям просочиться в мое сознание. Я никогда не скулил и никогда не жаловался.

Я играл с разными травмами – лодыжек, спины, колен, плеч, – которые меня тем или иным образом ограничивали. В таких ситуациях я во время предматчевой разминки и на раннем этапе игры выяснял, на что способен, а на что нет. Когда я понимал свои ограничения, я соответствующим образом менял свои планы на игру. Такие эпизоды служат напоминанием о том, почему твоя манера игры должна быть всесторонне развитой, зачем нужно уметь все делать обеими руками, отталкиваться от земли любой ногой – в десяти метрах ты от корзины или под кольцом.

Когда я получал травму, я становился слабее как атлет. Это накладывало ограничения на резкие и внезапные пробежки. Но на этом все. Я все еще был собой, был Коби.

«Когда я получал свое, мне становилось нужно больше»

Выигрывать титулы – одно из величайших удовольствий на Земле. То, что я при этом чувствовал, всегда приводило меня к тому, что я хотел большего. Когда я выиграл перстень [чемпиона НБА], я захотел второй. Получил второй – захотел третий. Думаю, этот стимул изначально был частью моего процесса восстановления после того, как я несколько лет боролся, чтобы достичь этой вершины.

Когда я получал свое, мне становилось нужно больше. Я не хотел снова испытывать все еще не забытое чувство поражения. Агония поражения настолько же горька, насколько сладка радость победы. И все же они для меня абсолютно одинаковы. После 50 поражений я занимаюсь в спортзале в то же время, что и после завоевания чемпионства. Это неизменно.