Борис Ротенберг: «В любом спорте все примерно одинаково – преодоление себя»

Бизнесмен рассказал «Ведомости. Спорту» о том, как у него возник интерес к автогонкам
Евгений Разумный / Ведомости

На прошлой неделе предприниматель и основатель программы SMP Racing Борис Ротенберг презентовал в Сколково новый гоночный спортпрототип BR03. «Ведомости. Спорт» воспользовались случаем и распросили бизнесмена, зачем он финансирует молодых автогонщиков и гоночные разработки.

«Ведомости. Спорт»: Борис Романович, вы занимались дзюдо, борьбой, единоборствами. Как так получилось, что вы увлеклись автоспортом? И даже сами были пилотом. Имеет ли что-то общее борьба на трассе с единоборствами?

Борис Ротенберг: Это очень интересный вопрос. Когда я уже был дзюдоистом, у нас на Кировском стадионе проходили кольцевые гонки, Lada Revolution. И я приходил, смотрел их. Меня пригласил мой друг Демид Момот, он тогда был директором стадиона, а сейчас федерацию хапкидо возглавляет. И я помню, что когда машины гоняли, было такое ощущение, что сам сижу в машине и чувствую то, что испытывают пилоты, что они там могут делать. И я как-то сказал: наверное, если бы я не был дзюдоистом, я бы гонял в машине. Так и «накаркал».

А как я появился в профессиональном автоспорте? Сегодня на нашей презентации присутствовал Алексей Васильев (российский автогонщик, заслуженный мастер спорта – «Ведомости. Спорт»), он мне однажды сказал: «Давайте, Борис Романович, проедем». Мы приехали с ним в Мячково. Ну, я сначала проехал рядом, с правой стороны от него, он показал повороты. Потом сам сел за руль гоночного автомобиля, первый раз в жизни это было. А там в Мячково есть такой резкий поворот, надо было заранее притормозить, чтобы выйти из поворота на прямую. А я газ дал, и смотрю, нас несет в стену с левой стороны. Я: «Леша!». Он кричит: «Романыч!». И в последний момент я поймал машину, выровнял ее, и мы поехали дальше. Смотрю, парень вспотел, говорит: «Ну, все, Романыч, ты точно будешь пилотом». Я чисто интуитивно действовал, что-то такое у меня сработало, что позволило поймать машину и выровнять ее.

Потом мы с ним поехали в Ле-Ман, это была гонка поддержки Ferrari Challenge. И чтобы меня подтянуть в этой истории, посадили меня в Ferrari и предложили проехать квалификацию. Леша говорит: «Просто для себя, проедь по трассе, это же Ле-Ман, ты не знаешь, что это такое». А у меня уже была лицензия от федерации, я мог участвовать в гонках. Сел, поехал. На 45 минут гонка была.

- Впечатлило?

- Таких ощущений ни в каком виде спорта не найдешь. В квалификации надо было попасть в 5%, и я попадаю, то есть, я проехал с той скоростью, что могу ехать в саму гонку. Там я где-то в середину пробрался, проехал всю гонку 45 минут. И ощутил те незабываемые чувства, когда работает все тело, все мышцы, когда надо было бороться, кого-то пропускать, кого-то не пропускать…

- Это были гонки на выносливость?

- 45 минут — гонка не длинная. Но сам эффект я почувствовал — у тебя работает все: мизинец левой ноги, мизинец правой ноги, голова, спина, руки, ноги, все… Где-то килограмма два веса ушло за эти 45 минут. Отключается все, ты забываешь обо всем, и такая концентрация нужна была, чтобы все видеть вокруг… Так я оказался в автоспорте, и мне захотелось уже большего результата, захотелось прочувствовать еще больше.

- Мастерство наращивать.

- До мастерства тогда, наверное, еще далеко было. Мастерство появилось потом, когда начали меня учить, когда пошла телеметрия, когда рутинная работа началась. Но чтобы понять, что чувствует пилот за рулем, нужно обязательно проехать.

А после того, как я в Challenge поездил, меня позвали проехать 24-часовую гонку в Барселону. Дима Саморуков позвал, у них была команда Russian Bears, и почему-то сажали меня ночью. Я два раза по полтора часа ночью ехал — глаза на затылке, только видишь огоньки фар и больше ничего. Моя задача была никого не пропустить. И я ехал стабильно настолько, что вставал в круг и уже не пропускал никого. Это был 2012 г. И вот после того, как мы проехали Барселону, у меня родилась идея создать программу по воспитанию детей для автоспорта. То есть, зацепило меня это. И с 2013 г. уже существовала программа SMP Racing.

- А предыдущий спортивный опыт как-то помогал в автоспорте? Или это совершенно разные дисциплины?

- На самом деле все одинаково. Ментально все одинаково.

- Мотивация?

- Все одинаково. Да, автоспорт в чем-то совсем другой, но я сейчас занимаюсь конным спортом – конкуром, это вообще совсем другая история. Но принцип везде один — преодоление себя.

- Быть первым…

- И стараться двигаться вперед, выигрывать у самого себя.

- А есть потребность сейчас иногда где-то сесть и погонять?

- Обязательно! Я обычно в Сочи приезжаю, там всегда сажусь за руль, просто ту трассу хорошо знаю.

- На чем ездили?

- У нас там машина Ferrari GT3.

- Ваша программа SMP Racing, как мы видим, уже работает. Сейчас пилоты появились, про них пишут, уже есть результаты, победы. Но вообще этот спорт довольно опасный…

- Если честно, то на мой взгляд самый опасный спорт – это конкур, самый опасный и самый травматичный.

- Конкур?

- То, чем я сейчас занимаюсь — это самый, самый травматичный спорт. Да, многое зависит от лошади, под тобой 600 килограммов, с которыми ты прыгаешь. Если она встает, либо выпрыгивает раньше, чем нужно, то…

- А, казалось бы, всего одна лошадиная сила.

- Но с этой лошадиной силой справляться гораздо сложнее. Я всем говорю, что я пересел на одну лошадиную силу, но ощущения такие, что мама не горюй.

- Все же автогонки — не массовый спорт, потому что спорт очень дорогой, даже если начинается все с картинга… Кстати, Ваша программа получает подпитку молодых талантов из этих вот детских школ?

- Мы ищем таланты по всей России, наши тренеры и ведущие пилоты смотрят соревнования по картингу. И те, кто выступают на этих соревнованиях, знают, что могут попасть в нашу программу. Если ты показываешь результаты и попадаешь в программу, то тренировки и все остальное мы уже берем на себя. И ребята выезжают на соревнования под флагом SMP Racing. Как раз в Сочи у нас была создана Академия, в которой собраны молодые таланты.

- Вы недавно презентовали прототип BR03 – каково ее предназначение?

- Эта машина специально создана для российского чемпионата, где мы сможем находить и выявлять лучших пилотов России. Это будет монокласс, то есть одинаковые машины, где все будет зависеть от пилота, а не от технологических наработок. По ряду параметров она попадает под разряд GT3, под LMP3, но все же это будет свой монокласс. Наша машина более доступна по цене, она безопаснее других машин. А по скорости не уступает всем тем машинам, которые перечислил.

- Лично для вас программа SMP Racing, а также разработка прототипа — что это? Амбиции?

- Нет. Вернусь к своему рассказу. После Барселоны я понял, что нужно создать программу, которая даст возможность растить детей с картинга, выявлять лучшие таланты. Потому что это очень своеобразный вид спорта. Да, он дорогой, и пилоты просто так не рождаются, ими становятся. Но, в то же время, это все равно — дар Божий, это от природы. То есть до какого-то определенного момента он может дойти сам. А потом надо его увидеть, разглядеть из многих-многих других и повести дальше.

- Есть ли какие-то следующие этапы программы, или она уже встала на ноги и работает сама по себе?

- Мы прошли все главные мировые чемпионаты на кузовных машинах, включая первую российскую победу в «24 часах Ле-Мана», также мы прошли все этапы машин с открытыми колесами, начиная с «Формулы-4», и дальше «Формула-3», «Формула-2» и «Формула-1», тогда еще были Еврокубок Renault и Formula Renault 3,5 литра... Везде пилоты нашей программы принимали участие и достойно показывали и показывают себя.

Мы развиваемся и продолжаем развивать как нашу российскую, так и международную часть нашей программы. Слава Богу, что сейчас у нас Никита Мазепин едет в «Формуле-1», и хотелось бы, чтобы российские пилоты всегда были в высших лигах автоспорта, достигали самых вершин.

- Роберт Шварцман…

- Роберт Шварцман очень перспективный парень. Я думаю, что он один из самых быстрых наших ребят. То есть, у него очень сильный внутренний потенциал, который он пока не может до конца развить. У него не так давно умер отец, случилось много потрясений, которые в некоторой степени помешали ему достичь того, что он мог бы достичь уже сейчас. Но мы с этим справились и двигаемся дальше. Посмотрим. Словом, принцип такой же, как в любом виде спорта – искать и развивать молодых, перспективных ребят, которые могут показывать результаты. Так мы всегда делали и делаем в дзюдо, в хоккее, в конном спорте, в автоспорте. И везде все примерно одинаково – надо преодолевать себя!

- Спасибо за беседу.