«Тренер в Америке – навигатор, а не нянька». Отрывок из автобиографии легкоатлетки Дарьи Клишиной

«Ведомости. Спорт» публикует фрагмент книги «Прыжок вверх», которая скоро появится в продаже
Xu Zijian / Zuma / TASS

В резюме 30-летней прыгуньи в длину Дарьи Клишиной – серебро чемпионата мира (2017), бронза Евро (2014), несколько побед на чемпионате России (2016, 2019), а также связка медалей с менее статусных турниров. На Олимпиаде-2016 Клишина стала единственной представительницей России в легкой атлетике – остальных не допустили до соревнований из-за допинг-скандала. Попадет ли Дарья в число 10 российских легкоатлетов, которым разрешено выступить в Токио, пока неизвестно. Но Клишина готовится к Играм и в марте 2021 г. на турнире во Флориде прыгнула на 7,01 м – по состоянию на 25 мая это третий результат сезона в мире. В июне в издательстве «Бомбора» выйдет автобиография Дарьи Клишиной «Прыжок вверх». В книге спортсменка впервые подробно рассказывает о начале своей карьеры и о том, как в 19 лет перенесла тяжелую вирусную пневмонию. Восстановиться после болезни помогли практики из аюрведы, дыхательная гимнастика и специальное питание. А вскоре после выздоровления Дарья выиграла чемпионат Европы в помещении и получила приглашение на стажировку в США, к знаменитому тренеру Лорену Стигрейву. «Ведомости. Спорт» публикует рассказ Клишиной о том, как она осваивалась в Америке, где живет и тренируется до сих пор.

/Ulrik Pedersen / Zuma / TASS

...В Америке вообще все начинается ранним утром. Люди стараются сделать основные дела в первой половине дня, чтоб вторую посвятить семье, детям, дому. Вот и моя преподавательница английского языка в 7.30 уже была бодра, весела и полна решимости вбить в меня неправильные глаголы в кратчайшие сроки. После занятий английским языком я бежала на тренировку и в 9.00 уже была в зале. Группа приняла меня отлично, я психологически расслабилась и почувствовала себя комфортно, что для меня является очень важным моментом. Как только увидела этих ребят, все мои комплексы «иностранки» быстро развеялись – ведь в нашей группе все атлеты были из разных стран. Лишь двое американцев, а остальные – кто из Испании, кто из Латинской Америки. Из Китая и Африки. Все мы были разные, но это никого не беспокоило.

Приподнятая и дружеская атмосфера на тренировках. Все постоянно подбадривают друг друга так, что этот задор снимает любую усталость и придает сил даже тогда, когда, казалось бы, они уже исчерпаны до дна. Мы чувствовали себя одной большой семьей! Тренер делал все для того, чтобы я ощущала себя как дома и занималась с удовольствием и с полной отдачей: показывал все, что мне было незнакомо, объяснял то, что было непонятно. Например, в разминке, не понимая английского языка, мне приходилось повторять за другими спортсменами упражнения. Конечно, практически я их все знала, но по названиям не ориентировалась. Поэтому нужен был кто-то рядом, и всегда такой человек находился – мне помогали и делали все возможное, чтобы я не испытывала трудностей. Для меня оказалось удивительным то, что никто никого не заставлял, каждый понимал, что приходить на стадион каждый день – это твоя работа. Однажды ты выбрал ее и теперь должен стараться делать ее лучше и лучше с каждым днем. Если надоело – то можно уйти, но работать спустя рукава никто не позволит. Американская система тренировок, построенная на личной работе спортсмена под руководством тренера, стоит на базе самодисциплины, и вот тут кроется для многих самая большая сложность. Мне всегда хватало силы воли работать без понуканий, поэтому я обрадовалась этому, но я знаю многих коллег, которым, если бы они переехали сюда и их просто «бросили» одних в такой ситуации, было бы очень сложно. Ведь все зависит только от тебя, никто не будет подталкивать и заставлять делать работу из-под палки. Никто не отведет за ручку к массажисту или к врачу. Хотя в России именно так все и происходит. В нашей стране спортсмены привыкли, что за них все решает тренер либо персонал команды. В США это не так. Естественно, американский тренер обязательно поможет, но он будет навигатором, а не нянькой.

И я считаю, что это правильно. Каждый атлет должен уметь сам о себе позаботиться, знать свое тело и беречь здоровье. Если учесть еще тот факт, что построение тренировок здесь совершенно другое, применяются иные методики, то включать собственную голову для любого спортсмена становится профессиональной необходимостью. Например, разминка, которую обязательно надо проводить перед серьезными физическими нагрузками. В России на разминках у меня не было особых методик. Достаточно пробежать пару кругов, поделать растяжку, и уже следом приступаем к «основной части», к тренировке. В США к разминкам отношение более требовательное: это 30–40 минут сменяющихся упражнений на все группы мышц. Ты не ходишь нога за ногу, думая, что «это же не тренировка еще», а реально работаешь в полную силу уже с первой минуты и делаешь это каждый день. Еще одно интересное отличие в том, что техническую тренировку (для меня это прыжковая) никогда не проводят на свежие силы. То есть отдохнувший спортсмен просто не будет ее выполнять. И лишь только после того, как ты уже отработал, устал, и вот тут – пожалуйста, выжимайся до конца. Но именно на этом преодолении себя и строится прогресс. Он держится на постоянной загрузке, выводящей организм за рамки комфорта. За это время я также научилась бегать. Нет, это не фантазии. Конечно, мы все бегаем. Но в США меня научили делать это иначе. Бежать правильно и быстро, уделяя много времени именно технике. В России же ты просто должен бежать так быстро, как можешь. Но в российской школе есть свои преимущества – концентрация внимания направлена на технику прыжка. Прыжки отрабатываются ежедневно, часами. А в Америке, наоборот, этого не хватает. Везде есть свои плюсы и минусы, но именно симбиоз этих двух методик и может дать отличный результат! Приехав в Америку, я четко осознавала, зачем я здесь. Поэтому ни разу не ловила себя на мысли, что мне скучно. Такого просто не могло быть. Скорее, наоборот. Мне хотелось растянуть сутки еще на несколько часов, чтобы в них можно было втиснуть все мои желания и возможности. То есть я ни разу даже не задумалась о том, чем бы мне заняться. В свой единственный выходной я ездила на пляж и целый день проводила на море. У меня появились друзья, которые помогали справиться с бытовыми проблемами вне стен тренажерного зала. Два месяца пролетели мгновенно, на большой скорости. Стажировка заканчивалась, и я паковала вещи, готовясь к отлету в Москву. Конечно, я хотела домой. Соскучилась по родителям, по своей стране. Знала бы я тогда, что эта стажировка будет не единственной поездкой в США, а станет началом нового, американского, этапа жизни!

Через полгода я вернусь во Флориду. И задержусь в ней на целых пять лет! А в 2018 году перееду в Атланту. К новому тренеру. Жизнь спортсмена в США также кардинально отличается от жизни в России. Если в нашей стране члены сборной живут практически на всем готовом и еще получают зарплату, то в Америке надо платить за все. И жизнь весьма дорогая. От аренды квартиры до оплаты тренировок. Но при этом большие возможности для зарабатывания денег. Как уже говорила выше, на Североамериканском континенте легкая атлетика – весьма популярный вид спорта, и крупные компании заключают рекламные контракты с известными атлетами. Кроме этого в мире ежегодно проходят десятки коммерческих турниров с денежными призовыми фондами для победителей. За то время, что прошло с момента моего выздоровления, я участвовала более чем в 80 соревнованиях. Это были и чемпионаты России, Европы, чемпионаты мира и Олимпиада в Рио, старты на Кубки, командные, коммерческие, любительские. 30 раз стояла на высшей точке пьедестала с золотом на груди. Париж сменялся Токио, из Японии в Норвегию, из Китая в Швецию. Пекин, Стокгольм, Лозанна, Москва, Цюрих, Загреб, Берлин, Москва. Я чувствую радость от каждого моего прыжка, от высоких результатов, которых достигла. Иногда были и спады – и это нормально. Но уверена, что иду по правильному пути. Тренировки и выступления. Съемки в рекламе, мастер-классы, встречи и расставания. Последние 10 лет моей жизни, несмотря на перенесенную тяжелую пневмонию и прогнозы врачей, все же оказались полными, насыщенными и результативными. Потому что я поверила в то, что все возможно.