Свой в доску: в России активно развивается производство сноубордов

Как российские бренды осваивают перспективный рынок
Сноуборд — одно из главных зимних развлечений /Pixabay

В России слабо развито производство качественных беговых лыж и коньков, зато на рынке представлены сразу несколько отечественных брендов сноубордов. Они создают доски и для любителей, и для профессионалов.

Крафт против серии

Мировые лидеры по производству сноубордов – Китай и Тайвань. Там изготавливают доски даже популярные бренды вроде американских Burton и Jones, французской по происхождению компании Salomon и т. д. Любая другая локализация производства – уже вызов, тем более в России, где сноубординг как вид спорта начали развивать лишь в 1990-х.

При этом первые отечественные доски появились еще в конце 1980-х – бренд Gromel основали Алексей Остатнигрош и Алексей Мельников. В начале 1990-х предприниматели эмигрировали, и компания закрылась. Но с ростом популярности сноуборда на рынок вышли другие энтузиасты. Пожалуй, ни один вид зимнего спортивного снаряжения сейчас не располагает таким ассортиментом российских производителей, как сноуборд.

Один из самых успешных проектов запустил вместе с партнерами в 2009 г. Юрий Рудчик, основатель брендов Terror и Prime. На досках этих лейблов катаются профи и продвинутые любители. Даже глава Чечни Рамзан Кадыров как-то получил такой сноуборд со специальным дизайном. На небольшом предприятии (в формате ИП) Рудчика работают 10 человек, а часть процессов, где требуется более дорогое оборудование, отдана на аутсорс. Впрочем, московское производство лишь часть бизнеса Рудчика. Половину продукции – ту, что рассчитана на более массового потребителя, – он изготавливает за рубежом.

«Мы начинали со снаряжения только для профессионалов, поэтому сразу запустили производство в Москве, – рассказывает «Ведомости. Спорту» Рудчик. – В Китае и на Тайване тоже можно выпускать сноуборды и горные лыжи для профи, но только на собственной фабрике, где ты контролируешь все процессы. А если ты просто заказчик, добиться топ-качества вряд ли получится».

По словам Рудчика, сегодня в России производством горных лыж и сноубордов занимаются в основном энтузиасты. Многие создают штучный товар. Рудчик противопоставляет такое производство серийному – как у больших компаний, а своему бизнесу определяет место где-то посередине.

По похожей модели развивается предпринимательская история Дмитрия Куляшова, создателя бренда сноубордов и горных лыж Pepper. Его производство расположено в Москве, и, чтобы оно не простаивало в теплое время года, на нем изготавливают лонгборды (тип роликовых досок).

«Я и сам катаюсь на горных лыжах, но в 2008 г. порвал связку и пропустил целый сезон, – говорит «Ведомости. Спорту» Куляшов. – Нужно было найти занятие, и я сделал лыжи для себя. Затем заказали друзья, а вскоре изготовил пару на продажу. В магазине обычно можно купить что-то усредненное, профессионал чаще всего не раскроет потенциал с таким снаряжением. А мы тогда работали по модели ателье – производили под конкретного человека. Сейчас значительная часть нашей продукции серийная, в том числе формата OEM (original equipment manufacturer), когда мы разрабатываем и изготавливаем снаряжение для других брендов».

/Личный архив Дмитрия Куляшова

В мастерской Куляшова занято пять-семь человек. Он подчеркивает, что мог бы перенести все процессы в Китай или на Тайвань – это было бы в разы дешевле, но не хочет: «Так поступают многие бренды, и ничего нового мы не привнесем». Впрочем, пока масштаб предприятия переезда и не требует – согласно данным «СПАРК-Интерфакса», выручка компании в 2020 г. не превысила 1 млн руб.

Тайвань — не Китай

Некоторые отечественные бренды оставляют в стране только разработку продукта, но размещать производство в России не рискуют. Так, например, поступили основатели компании Joint Анастасия и Николай Гриневы.

«У нас все производство расположено за границей, потому что в России нет соответствующего оборудования, – объясняет Анастасия. – Поначалу выбрали Китай, но быстро разочаровались, хотя там дешевле всего. Теперь наши сноуборды делают на одном из самых больших заводов Тайваня, где можно получить продукцию совсем другого качества».

По словам Гриневой, чтобы заказать партию на Тайване, недостаточно прислать эскиз с лейблом. «Нужно найти правильное сочетание технологий и материалов: каким должен быть сердечник, какая у него толщина и т. д. – мы учитываем очень много нюансов. Для этого первые годы мы очень многое пробовали, делали тестовые образцы», – добавляет Гринева.

Joint позиционирует себя как локальный российский бренд. А вот у Termit подход другой. Снаряжение для горнолыжников и сноубордистов под этим лейблом тоже выпускается за рубежом по заказу сети магазинов «Спортмастер», но в компании называют бренд глобальным.

«Наши разработчики живут в разных странах – в Италии, Германии, Испании и России, – подчеркивает Елена Тараскина, бренд-менеджер Termit. – Мы сотрудничаем с фабриками в Китае и на Тайване. При нынешнем уровне глобализации странно говорить о принадлежности бренда той или иной стране. Но мы гордимся качеством продукта, значительная доля разработки которого происходит в России».

И все же пока Joint и Termit – бренды разных весовых категорий. Гринева утверждает, что на ее компанию приходится не более 10% от объема российского рынка, а по данным «СПАРК-Интерфакса», прибыль за 2020 г. составила 5,8 млн руб. Выручка «Спортмастера» за тот же период составляет почти 102 млрд руб., но какая ее доля приходится на сноуборды – в компании не уточняют.

Никаких «Звездных войн»

Производство сноубордов, где бы оно ни располагалось, завязано на одних и тех же поставщиках. В их числе много европейских компаний.

«Пластик для сноубордов заказывают только у четырех производителей, а кант – у двух, – рассказывает Рудчик. – Но сердечники, клей, полиуретан делают и в России. Так что половина материалов, которые мы используем в производстве, – от отечественных поставщиков».

Если сырье роднит многие бренды сноубордов, то непохожими друг на друга их делают запатентованные дизайнерские и технологические решения. Каждый производитель стремится показать, что именно его продукция – лучшая на рынке. Российские бренды тоже участвуют в этом соревновании.

«Все основные технологии производства сноубордов зачастую открытые, – комментирует Куляшов из Pepper. – Зато каждая компания патентует и внедряет собственные фишки. Впрочем, эти патенты легко обойти. Скажем, у американской компании Lib Tech есть технология Magne traction – это специальные ребрышки на канте, которые впиваются в лед. Но что мешает другому производителю поменять расположение выступов и назвать технологию, скажем, Super traction? У нас тоже есть патенты, и конкуренты тоже воруют наши идеи. Но с этим, наверное, не надо бороться».

А вот внешний вид досок не должен нарушать авторские права, подчеркивает Куляшов: «Нас постоянно просят сделать принт со «Звездными войнами», «Риком и Морти», персонажами «Диснея», но браться за такое нельзя. А иногда крупные компании заказывают ограниченные партии досок: Toyota, Captain Morgan, H&M или Nike. Но тут все очень строго, малейшее несоответствие фирменному цвету – это брак».

Зайти в магазин

О российских брендах сноубордов знают немногие – объемы производства пока не слишком велики, чтобы представить продукцию в каждом спортивном магазине страны. Пожалуй, лучше всех система дистрибуции устроена у Terror и Prime. Компания Рудчика сотрудничает с сотней партнеров по реализации, и это не только ритейл, но и прокат. Правда, ему часто приходится доказывать, что российский лейбл может предложить качественный продукт. А еще чаще – убеждать, что бирка Made in China не означает «сделано плохо».

/PRIME Snowboards

«90% всех сноубордов в мире делают в КНР, – говорит Рудчик. – Люди, которые обвиняют нас в том, что у нас якобы все производство китайское, сами пользуются китайским. А вот наше российское снаряжение у многих вызывает уважение, хотя бы потому, что это не крупносерийное производство».

Чтобы найти покупателей, компании Joint тоже пришлось бороться со стереотипами. Увеличить продажи удалось благодаря работе с амбассадорами – известными в стране райдерами. Joint каждый год снимает фильм с их участием.

«Магазины, которым мы предлагали нашу продукцию, поначалу относились к нам с большим скепсисом, – вспоминает Гринева. – У нас заказывали буквально по 10–20 досок. Но в наших фильмах видно, что сноуборды выдерживают самые сложные трюки. Плюс у нас очень сильная команда райдеров. Они часто занимают призовые места на соревнованиях. Мы заработали хорошую репутацию среди спортсменов, она помогла преодолеть предвзятое отношение и увеличить продажи. Индустрия небольшая, все друг друга знают, поэтому многие райдеры приходят к нам на соревнования и благодарят за то, что мы делаем сноубординг доступнее». В среднем доски российских брендов стоят в полтора раза дешевле зарубежных аналогов.

У Pepper продажи в основном идут через сайт и соцсети. Бренд представлен и в ритейле (например, в магазине Gravity), но, по словам Куляшова, это приносит в первую очередь узнаваемость, а не доход. В розничной торговле большие накладные расходы, поэтому на первый план выходит закупочная цена, а удешевлять продукт, снижая качество, Куляшов не считает правильным. В работе с зарубежными клиентами возникает проблема логистики.

«Наши лонгборды покупают за границей, но почти все сноуборды и горные лыжи продаются в России, – говорит Куляшов. – Отправить, например, в Европу доску больше 150 см в длину – большая проблема. Такая услуга стоит столько же, сколько сам сноуборд. Чтобы упростить логистику, мы думаем открыть подразделение за границей, но это отдаленное будущее».

Продавать за рубежом планировали и Гриневы, но из-за пандемии они отложили экспансию до лучших времен. Это связано в том числе с ценообразованием: сейчас Joint работает с производством на Тайвани без посредников, поэтому купить сноуборд этого бренда в России можно относительно недорого. Но на иностранном рынке продукция будет дороже, так что и в России тоже придется поднять цены.