Как Брисбен получил Олимпиаду-2032: все благодаря железным дорогам, которых не хватает

Чтобы выиграть право проведения Олимпиады, теперь нужна другая логика
Zuma / ТАСС

Россия хочет стать хозяйкой Олимпиады-2036. Новая система выбора олимпийской столицы ценит не размер бюджета, а стремление к устойчивому развитию – Брисбен получил Игры-2032 благодаря проекту строительства железных дорог.

После Токио-2020 в России активизировались разговоры о перспективах страны принять Летнюю Олимпиаду. 2 сентября на Восточном экономическом форуме мэр Владивостока Константин Шестаков заявил, что город хочет подать заявку на Игры-2036. Позже президент ОКР Станислав Поздняков добавил в интервью «Матч ТВ», что в стране «есть возможность проведения соревнований от Калининграда до Владивостока».

И у потенциальной российской заявки есть все шансы на успех. Как минимум потому, что желающих принять Игры в последние годы стало гораздо меньше. «Главная причина отсутствия конкуренции – гигантские убытки, которые несут страны-организаторы, именно они, а не МОК принимают на себя основное бремя расходов, – объясняет «Ведомости. Спорту» Кирилл Кулаков, руководитель бизнес-школы RMA и факультета «Менеджмент в игровых видах спорта». – К примеру, общий убыток Олимпиады и Паралимпиады в Токио составил $21,8 млрд».

Летние Игры – слишком дорогое удовольствие, которое могут позволить себе только страны с развитой экономикой и инфраструктурой, добавляет эксперт. Исследователи из Оксфорда с ним согласны: они подсчитали, что средний перерасход бюджета на последних восьми летних Олимпиадах составил 213%.

Сокращение числа желающих бороться за право проведения Олимпиады – к примеру, Гамбург, Будапешт и Бостон отозвали свои заявки на Игры-2024 из-за недовольства жителей, а также негативные экономические последствия Игр (вспомнить хотя бы заброшенные объекты в Афинах и Рио) заставили МОК в 2019 г. изменить систему выбора олимпийской столицы.

Никаких шоу с выступлениями важных лиц теперь нет. МОК заранее определяет фаворита, чья кандидатура выносится на одобрение членов организации. Такая схема не всем нравится – к примеру, представители немецкого спортивного сообщества назвали процесс «непонятным» и «непрозрачным», но это снижает расходы на предвыборную кампанию, позволяет МОКу детальнее контролировать заявку и предотвращает коррупционные инициативы.

Первым результатом новой процедуры стало определение столицы Игр-2032: в феврале 2021 г. заявка австралийского Брисбена была признана соответствующей требованиям МОКа, а в июле получила почти единогласное (72 из 80) одобрение на сессии организации. Обсуждение кандидатур Катара, Венгрии и Германии, тоже изъявлявших желание принять Олимпиаду-2032, осталось в кулуарах.

«Ведомости. Спорт» разбирается, чем Брисбен покорил МОК.

Нужна железная дорога

Анастейша Палащук, премьер-министр австралийского штата Квинсленд, столицей которого является Брисбен, официально объявила об олимпийских амбициях города в декабре 2019 г. Но идея проведения Игр в регионе возникла не впервые. В предвыборной кампании за Олимпиаду-1992 Брисбен уступил Барселоне. Сделать вторую попытку решили сделать семь лет назад.

В 2014 г. на собрании руководителей городов Квинсленда Марк Джеймисон, мэр города Саншайн-Кост, высказал опасения по поводу приближающегося транспортного коллапса в регионе, учитывая рост численности населения Квинсленда на 370 000 человек каждые пять лет. «Устаревшее железнодорожное сообщение [открыто еще в 1890-х] и нестандартизированная автобусная система могут вскоре стать большой проблемой для штата», – объяснял Джеймисон.

Для развития железнодорожной сети требовалось продублировать одну из веток и построить новую, но масштабная реконструкция была запланирована лишь на вторую половину 2020-х. Чтобы получить средства на проект раньше, мэры городов придумали олимпийскую схему. «Мы подумали, что лучший способ достать деньги на развитие инфраструктуры – это подать заявку на проведение Олимпиады и Паралимпиады на юго-востоке Квинсленда», – цитирует Джеймисона австралийское агентство ABC News.

Новый порядок

В 2018 г. МОК принял новые нормы для организации и проведения Олимпийских игр. Реформы были направлены прежде всего на минимизацию расходов принимающей стороны. Во-первых, МОК упростил требования к заявочной кампании, на которую города-претенденты раньше тратили по $70–100 млн. Во-вторых, зафиксировал приоритет действующих или временных спортивных объектов, чтобы избежать масштабного строительства. К примеру, в Токио-2020 80% арен относились к этой категории, в Париже-2024 будет 95%. Третий важный тезис новых правил МОКа – влияние Игр на устойчивое развитие социальной и транспортной инфраструктуры региона.

За этот пункт и зацепились руководители городов Квинсленда. «Мы не хотим, чтобы Игры были дешевыми – мы хотим должное внимание к нашему обществу, которому необходимо развитие инфраструктуры», – заявил после решения МОКа Джеймисон.

Еще в апреле 2019 г. было выпущено технико-экономическое обоснование положительного влияния Олимпиады в Брисбене на весь регион. Основной упор был сделан на то, что Игры могут создать десятки тысяч рабочих мест и модернизировать всю транспортную сеть на юго-востоке штата. И премьер-министр Квинсленда Анастейша Палащук, которая поначалу с недоверием отнеслась к идее, поддержала заявку.

На все готовое

Одним из главных факторов олимпийского успеха Брисбена стала поддержка заявки на всех государственных уровнях и со стороны частного бизнеса. Кроме того, в МОКе учли опыт региона в проведении крупных спортивных мероприятий (в 2018 г. соседний с Брисбеном Голд-Кост принимал Игры Содружества), большое количество действующих спортивных объектов (запланировано построить лишь шесть новых арен) и комфортную погоду (в период с июля по август обычно около 20 градусов тепла и без дождей).

Особую роль в кампании Брисбена сыграл Джон Коутс, вице-президент МОКа и президент Международного спортивного арбитража (CAS). Он активно участвовал и в продвижении заявки Сиднея-2000. Тогда с его помощью была организована программа поддержки африканских спортсменов на территории Австралии, чтобы получить голоса африканских членов МОКа: в 1993 г. Сидней лишь на последнем этапе опередил Пекин всего на два голоса.

На данный момент затраты на подготовку и проведение Игр в Брисбене оценивают в $4,5 млрд. МОК планирует вложить $2,5 млрд, остальное добавят местные спонсоры и доходы от продажи билетов. Хотя уже сейчас ориентировочные расходы на реконструкцию/строительство некоторых объектов заставляют сомневаться в том, что оргкомитету удастся сдержать обещания по бюджету.

Перестройка главного стадиона Габба обойдется в 1 млрд австралийских долларов ($0,7 млрд). На создание кластера Brisbane Live, центром которого станут арена для водных видов спорта на 18 000 человек и новая железнодорожная станция, будет выделено 2 млрд австралийских долларов ($1,5 млрд).

Народная воля

Несмотря на очевидную затратность проекта, проведение Олимпиады поддержали около 70% жителей Квинсленда. Подготовка к Играм создаст так необходимые после пандемии рабочие места (до 30 000) и станет стимулом для роста экономики. Доход от Игр-2032, по словам Коутса, должен составить около $30 млрд: $15,8 млрд даст развитие международного туристического потока, $6,7 млрд – увеличение экспортных возможностей и $5,8 млрд – другие экономические выгоды.

Верность прогноза покажет время, но позитивное влияние Олимпиады на экономику региона можно проследить и на примерах из прошлого. Игры-2014 обошлись очень дорого ($51 млрд), но благодаря им Сочи получил не только новые спортивные арены, но и важные инфраструктурные объекты.

Как сообщили в пресс-службе администрации города, гостиничный фонд вырос вдвое – теперь только в организованном формате в Сочи одномоментно могут отдыхать 200 000 туристов. Пропускная способность автодорожной сети региона увеличилась в 2,5 раза. Благодаря двум новым ТЭС город получил в 4,3 раза больше электроэнергии. Краснополянский кластер превратился в круглогодичный курорт с развитой инфраструктурой (23 канатные дороги и 160 км трасс), который принимает 2 млн человек в год. 

Олимпиада-2032 тоже задействует не только Брисбен, но и два соседних города – Голд-Кост и Саншайн-Кост. Кроме того, часть футбольных матчей пройдет в других точках Австралии, включая Мельбурн и Cидней. Долгосрочный позитивный эффект от Олимпиады в Брисбене почувствует вся страна, считает президент Паралимпийского комитета Австралии Джок О’Каллахан: «По мере приближения к Играм-2032 будут реализованы важные проекты в сфере занятости, образования, здравоохранения, культуры, спорта», – цитирует руководителя The Australian.

Президент МОКа Томас Бах тоже отмечает в заявке Брисбена потенциал для развития региона: «Это очень жизнеспособный проект, с большим наследием. Его поддерживает вся нация».